Суд Твери признал право каждого ребенка на образование

Нурбек Курбанов обратился в Заволжский районный суд Твери с заявлением о признании недействительным приказа об отчислении своих сыновей Умара и Нусратуллоха Урмонжоновых из школы №34. Приказ был подписан директором 10 февраля 2015 года, и с тех пор оба ребенка — Умар учился в восьмом классе, Нусратуллох в десятом — не посещают занятия. Ранее отец обращался в управление образования, но там ему сказали, что дети продолжат учиться, только если им заново оформят РВП и регистрацию.

«Право каждого ребенка на образование гарантировано Конституцией России. А дети отчислены из школы на основаниях, не перечисленных в нормативных документах. Тем более что у отца есть вид на жительство в России, а по закону местом жительства детей считается место жительства их родителей», — подчеркнул Владимир Шамкин, адвокат заявителя, сотрудник Сети «Миргация и Право» Правозащитного центра «Мемориал», работавший в этом деле по поручению «Гражданского содействия».

Ответчиком по иску выступили школа №34 и управление образования Твери. Предварительные слушания 19 мая начались с того, что директор школы Вера Панкова приобщила к делу разъяснения УФМС России по Тверской области, полученные школой 5 мая в ответ на просьбу пояснить порядок поведения педагогов в отношении детей без регистрации. В ответе говорилось, что в случае обучения таких детей школу могут привлечь к ответственности согласно части 3 статьи 18.9 КоАП за «оказание иных услуг иностранному гражданину или лицу без гражданства, находящимся в Российской Федерации с нарушением установленного порядка или правил транзитного проезда через ее территорию». Штраф за нарушение этого положения достигает трехсот тысяч рублей.

По словам директора, в июне 2014 года в школу пришло письмо от УФМС России по Тверской области, обязывающее педагогов провести мониторинг документов детей. Такое же письмо пришло в январе 2015 года. В начале февраля Вера Панкова вызвала Нурбека Курбанова и первый раз потребовала документы, подтверждающие легальность нахождения детей в России. «Я неоднократно говорила отцу, чтобы он обратился в УФМС и продлил документы — срок их действия истек еще в октябре. Я спрашивала и в УФМС, но там мне сказали, что он к ним не обращался. И 10 февраля я была вынуждена подписать этот приказ».

Нурбек не согласился с утверждениями директора. «Первый наш разговор состоялся за три дня до подписания приказа — 7 февраля меня вызвали в школу. Я просил, я умолял, я уговаривал дать детям доучиться несколько месяцев, показывал свой вид на жительство, объяснял, что будем заново подавать заявления на РВП, что мы собираем документы. Но я ничего не добился. Детям сказали сдать все книги и рабочие тетради».

На суде 15 июня представители ответчика так и не смогли объяснить, чем, кроме предъявленного суду ответа от миграционной службы, руководствовались при отчислении детей. Директор представила суду устав школы, в котором причины исключения полностью совпадали с перечисленными в Федеральном законе «Об образовании», и среди этих причин отсутствия регистрации не было.

После прений сторон судья огласил решение – иск Курбанова удовлетворить, детей в школе восстановить. Судья подробно разъяснил причины: директор не должен брать на себя функции проверки законности положения, эту функцию исполняет миграционная служба. Директор Панкова была крайне возмущена решением суда, хотя ее гнев противоречил её собственной позиции. Если бы, как она заявляла во время суда, она исключила детей только на основании претензий к ней миграционной службы, то она должны была бы радоваться решению суда, которое позволяет ей обучать в школе детей, не задумываясь о наличии у них регистрации. Вера Панкова стала обвинять Курбанова в том, что он «подкупил суд», говорить, что недопустимо учить детей без регистрации на бюджетные деньги, и что она так этого не оставит и будет обжаловать решение суда.

«Судья вынес правовое и основанное на законе решение. Приказ об исключении противоречил уставу школы, Федеральному закону «Об образовании», Конституции России, Конвенции по правам ребенка ООН», — говорит адвокат Шамкин.

Анастасия Денисова – заместитель председателя Комитета «Гражданское содействие», в который обратился Нурбек Курбанов, считает: «Это решение может быть подспорьем любому директору, к которому предъявляют необоснованные требования миграционная служба или представители прокуратуры. На месте Веры Петровны я бы обрадовалась решению, которое укрепляет мою позицию как директора – я должна учить детей и следить за организацией учебного процесса, а не «выявлять нарушителей». Учитель не обязан вообще знать, что такое РВП, ВНЖ, чем отличается регистрация по месту временного пребывания от регистрации по месту жительства».

Тем временем начали решаться и миграционные проблемы семьи Курбановых. В конце мая Нурбека вызвали в УФМС по Тверской области, его лично приняла ВРИО начальника Наталья Маркова, обещала квоту на РВП для матери и детей. После этой встречи детям в Заволжском отделении УФМС быстро сделали регистрацию, хотя раньше настаивали, что им нужно для этого выехать и въехать. Нигорахон – мать исключённых детей — смогла выехать и въехать обратно, обновив регистрацию.

Комитет «Гражданское содействие» планирует и дальше в судебном порядке заниматься случаями незаконного отчисления детей из образовательных учреждений. Юристы Сети «Миграция и право» ПЦ «Мемориал» и Комитета «Гражданское содействие» уже направили в Верховный суд РФ жалобу на приказ №32 Министерства образования и науки, ограничивший доступ к образованию детей, у которых нет регистрации или легального положения на территории Российской Федерации. Этот приказ противоречит Конституции РФ, Конвенции по правам ребенка и ФЗ «Об образовании».

Как нас поддержать в этом? Участвуйте в акции «Все дети должны учиться»! Подробнее о ней можно прочитать здесь.

Елена Срапян,  «Гражданское содействие».

Нурбек Курбанов обратился в Заволжский районный суд Твери с заявлением о признании недействительным приказа об отчислении своих сыновей Умара и Нусратуллоха Урмонжоновых из школы №34. Приказ был подписан директором 10 февраля 2015 года, и с тех пор оба ребенка — Умар учился в восьмом классе, Нусратуллох в десятом — не посещают занятия. Ранее отец обращался в управление образования, но там ему сказали, что дети продолжат учиться, только если им заново оформят РВП и регистрацию.

«Право каждого ребенка на образование гарантировано Конституцией России. А дети отчислены из школы на основаниях, не перечисленных в нормативных документах. Тем более что у отца есть вид на жительство в России, а по закону местом жительства детей считается место жительства их родителей», — подчеркнул Владимир Шамкин, адвокат заявителя, сотрудник Сети «Миргация и Право» Правозащитного центра «Мемориал», работавший в этом деле по поручению «Гражданского содействия».

Ответчиком по иску выступили школа №34 и управление образования Твери. Предварительные слушания 19 мая начались с того, что директор школы Вера Панкова приобщила к делу разъяснения УФМС России по Тверской области, полученные школой 5 мая в ответ на просьбу пояснить порядок поведения педагогов в отношении детей без регистрации. В ответе говорилось, что в случае обучения таких детей школу могут привлечь к ответственности согласно части 3 статьи 18.9 КоАП за «оказание иных услуг иностранному гражданину или лицу без гражданства, находящимся в Российской Федерации с нарушением установленного порядка или правил транзитного проезда через ее территорию». Штраф за нарушение этого положения достигает трехсот тысяч рублей.

По словам директора, в июне 2014 года в школу пришло письмо от УФМС России по Тверской области, обязывающее педагогов провести мониторинг документов детей. Такое же письмо пришло в январе 2015 года. В начале февраля Вера Панкова вызвала Нурбека Курбанова и первый раз потребовала документы, подтверждающие легальность нахождения детей в России. «Я неоднократно говорила отцу, чтобы он обратился в УФМС и продлил документы — срок их действия истек еще в октябре. Я спрашивала и в УФМС, но там мне сказали, что он к ним не обращался. И 10 февраля я была вынуждена подписать этот приказ».

Нурбек не согласился с утверждениями директора. «Первый наш разговор состоялся за три дня до подписания приказа — 7 февраля меня вызвали в школу. Я просил, я умолял, я уговаривал дать детям доучиться несколько месяцев, показывал свой вид на жительство, объяснял, что будем заново подавать заявления на РВП, что мы собираем документы. Но я ничего не добился. Детям сказали сдать все книги и рабочие тетради».

На суде 15 июня представители ответчика так и не смогли объяснить, чем, кроме предъявленного суду ответа от миграционной службы, руководствовались при отчислении детей. Директор представила суду устав школы, в котором причины исключения полностью совпадали с перечисленными в Федеральном законе «Об образовании», и среди этих причин отсутствия регистрации не было.

После прений сторон судья огласил решение – иск Курбанова удовлетворить, детей в школе восстановить. Судья подробно разъяснил причины: директор не должен брать на себя функции проверки законности положения, эту функцию исполняет миграционная служба. Директор Панкова была крайне возмущена решением суда, хотя ее гнев противоречил её собственной позиции. Если бы, как она заявляла во время суда, она исключила детей только на основании претензий к ней миграционной службы, то она должны была бы радоваться решению суда, которое позволяет ей обучать в школе детей, не задумываясь о наличии у них регистрации. Вера Панкова стала обвинять Курбанова в том, что он «подкупил суд», говорить, что недопустимо учить детей без регистрации на бюджетные деньги, и что она так этого не оставит и будет обжаловать решение суда.

«Судья вынес правовое и основанное на законе решение. Приказ об исключении противоречил уставу школы, Федеральному закону «Об образовании», Конституции России, Конвенции по правам ребенка ООН», — говорит адвокат Шамкин.

Анастасия Денисова – заместитель председателя Комитета «Гражданское содействие», в который обратился Нурбек Курбанов, считает: «Это решение может быть подспорьем любому директору, к которому предъявляют необоснованные требования миграционная служба или представители прокуратуры. На месте Веры Петровны я бы обрадовалась решению, которое укрепляет мою позицию как директора – я должна учить детей и следить за организацией учебного процесса, а не «выявлять нарушителей». Учитель не обязан вообще знать, что такое РВП, ВНЖ, чем отличается регистрация по месту временного пребывания от регистрации по месту жительства».

Тем временем начали решаться и миграционные проблемы семьи Курбановых. В конце мая Нурбека вызвали в УФМС по Тверской области, его лично приняла ВРИО начальника Наталья Маркова, обещала квоту на РВП для матери и детей. После этой встречи детям в Заволжском отделении УФМС быстро сделали регистрацию, хотя раньше настаивали, что им нужно для этого выехать и въехать. Нигорахон – мать исключённых детей — смогла выехать и въехать обратно, обновив регистрацию.

Комитет «Гражданское содействие» планирует и дальше в судебном порядке заниматься случаями незаконного отчисления детей из образовательных учреждений. Юристы Сети «Миграция и право» ПЦ «Мемориал» и Комитета «Гражданское содействие» уже направили в Верховный суд РФ жалобу на приказ №32 Министерства образования и науки, ограничивший доступ к образованию детей, у которых нет регистрации или легального положения на территории Российской Федерации. Этот приказ противоречит Конституции РФ, Конвенции по правам ребенка и ФЗ «Об образовании».

Как нас поддержать в этом? Участвуйте в акции «Все дети должны учиться»! Подробнее о ней можно прочитать здесь.

Елена Срапян,  «Гражданское содействие».