Суд не стал покрывать нацистов

Следователи провели огромную работу, чтобы доказать: двое молодых преступников выбирали своих жертв по расовому признаку.

«Это одно из нечастых дел в нашей практике, когда агрессивных ксенофобов нашли, осудили, а пострадавшим выплатили достойную компенсацию. Причем не просто осудили, а именно за то, что они совершили – доказали, что ими двигала межнациональная вражда. Мотив национальной ненависти устоял – это победа», – говорит руководитель Благотворительной программы помощи жертвам нападений на почве ненависти Комитета «Гражданское содействие» Анастасия Денисова.

За этой фразой, звучащей не только непонятно, но даже несколько вызывающе, кроется большая проделанная работа. Как следователей, так и адвоката. Несмотря на то, что в России ежедневно совершаются преступления на национальной почве, судят за расовую ненависть крайне редко, а общественность про такие процессы узнает еще реже.

Государством посредством полиции, следственных органов и судов замалчивается проблема вражды по национальному признаку. Часто потому, что представители государства воспринимают как угрозу безопасности не зараженных ксенофобией агрессоров, а самих мигрантов и беженцев.

Иногда, правда, адвокатам жертв, избитых и покалеченных от рук националистов, удается доказать, что преступление было совершено в связи с цветом кожи или национальностью потерпевшего.

Это как раз тот случай: судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ оставила без изменения приговор Липецкого областного суда 19-летнему Павлу Шаврину и 24-летнему Александру Андрианову (в случае Андрианова на год снижается период заключения под стражу в связи с истечением срока давности по одному эпизоду). Молодые люди на протяжении нескольких месяцев жестоко расправлялись с «нерусскими» (двое потерпевших – граждане России родом из Татарстана).

В вышестоящую инстанцию обвиняемые и их защитник обратились, пытаясь смягчить наказание. В частности, Шаврин открещивался от своих нацистских представлений, о которых поначалу заявлял открыто и даже с бахвальством.

Встреча на просторах интернета

2015 год. Павел Шаврин жил в Москве, болел за Спартак, регулярно участвовал в драках футбольных фанатов, посещал военно-патриотический клуб «Авангард». В это же время Александр Андрианов в Энгельсе интересовался идеологией национализма, на его счету уже были разборки с мигрантами, а дома он хранил предметы с эмблемой фашизма. Параллельно в Липецке девушка Софья Скачкова ходила в институт и вела активную жизнь в соцсетях: публиковала записи о нацистах и фотографии людей, приветствующих друг друга гитлеровским жестом.

Скриншот страницы в соцсетях Софьи Скачковой, с которой дружили обвиняемые.

Весной 2015 трое молодых людей познакомились в интернете и начали активно комментировать посты друг друга. Вскоре Шаврин волею судеб оказался в Липецке: переехал жить к отцу. Павел и Соня познакомились лично и начали встречаться.

В апреле в гости к Соне приехал из Энгельса постоянный читатель ее странички в социальных сетях Александр Андрианов, и молодые люди втроем отправились на прогулку, а точнее, как оказалось,– «на дело».

У липецкого водозабора националисты увидели братьев Алексея и Евгения Абдукаюмовых, которые вышли на природу пожарить шашлыки. Андрианов и Шаврин отправили девушку домой, а сами взяли ножи и пошли расправляться с «нерусскими» (родом из Казани).

Шаврин нанес несколько ударов ножом Евгению, Андрианов – Алексею. Оставив ни в чем не повинных мужчин истекать кровью, парочка, как ни в чем ни бывало, разъехалась: Шаврин – к Соне, Александр – в Энгельс.

«Мы не успели даже понять, что произошло, они просто подбежали сзади и начали наносить удары. Шаврин был выше меня, и сам эффект неожиданности даже не дал мне возможности защититься. Все произошло очень быстро и молча. Теперь у меня нет селезенки», – медленно, с глубокими вздохами после каждой фразы рассказывает Евгений Абдукаюмов.

Придя летом в военкомат для постановки на учет, Павел открыто заявил, что состоит в языческой секте, борется с нерусскими и недавно порезал ножом мужчину на улице в рамках «борьбы с чужаками». Эту информацию записали, а парня отправили на медкомиссию, где у него были выявлены психопатические черты личности. Позже, на суде, Шаврин уверял, что это он придумал, так как не хотел идти в армию.

Андрианов в это время в Энгельсе зашел еще дальше. Прогуливаясь по городу, он услышал нерусскую речь: мужчина в палисаднике разговаривал по телефону. Александр забежал к другу за ножом, вернулся на то место, где заметил иностранного гражданина, и четыре раза ударил его ножом в грудь, а потом еще два – в живот и спину. Через полтора часа мужчина скончался в больнице. Александр с места преступления скрылся.

На тот момент до поимки Шаврина и Андрианова оставалось несколько месяцев. Но за это время молодые люди успели совершить еще несколько преступлений. В частности, Александр еще раз наведался в Липецк, и они с Шавриным сожгли городскую купель и сломали крест, а через два дня во время совместной прогулки по городу Шаврин нанес четыре удара ножом Андрианова спящему на скамейке бездомному (мужчину оперативно доставили в больницу и успели спасти). За этим преступлением националистов застали оперативники. Шаврин с Андриановым бросились бежать, но их удалось задержать.

Путаница в показаниях

Как только началось следствие, Андрианов с Шавриным стали путаться в показаниях. То они признавались в содеянном и сами подробно рассказывали о своих нападениях, то отрицали все. То открыто говорили о своей ненависти к нерусским, то отрицали, что их мотивы были связаны с национальностью.

К счастью, расследование зверских преступлений, совершенных молодыми людьми, велось крайне тщательно. В частности, проводилась экспертиза содержания страниц Шаврина в соцсетях, и в текстах были выявлены высказывания, «в которых негативно оценивается человек или группа лиц по признакам отношения к религии, национальности, языку, происхождению».

Проводились допросы родственников, друзей, а также знакомых, которым молодые люди рассказывали о своих «чистках». Во время допроса Андрианов не скрывал, что на братьев Абдукаюмовых они с Шавриным напали исключительно из-за национальной ненависти.

«- У вас с ними [Абдукаюмвыми – прим.] конфликт какой-то был? Или тоже просто из-за национальности их?

— Нет, мы их испугать вообще хотели, ну так получилось.

— А почему именно их?

— Потому что они лица неславянской внешности.

— А вот Шаврин Павел. У него такие же убеждения, как у вас?

— Ну да.

— Тоже националистические?

— Более радикальные», – докладывал нацист.

Месяцем позже во время очной ставки между Шавриным и Андриановым Павел отказался отвечать на вопрос, знает ли подельника. А спустя несколько дней попытался передать Александру в камеру записку с советами, как вести себя на допросе. Главное – все отрицать, рекомендовал Шаврин: «Забей, что это не поддается логике и абсурд, но это и надо доказать еще, что и невозможно».

В ноябре 2016 года Шаврину были предъявлены обвинения в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью (Евгению Абдукаюмову), вандализме, уничтожении имущества, незаконном хранении взрывных устройств (были найдены у преступника дома), незаконном изготовлении взрывчатых веществ, возбуждении расовой ненависти либо вражды.

Андрианову – в убийстве, умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, умышленном причинении легкого вреда здоровью (Алексею Абдукаюмову), вандализме, уничтожении имущества, возбуждении  национальной ненависти либо вражды.

Переписывание истории

На суде Шаврин и его защитник начали возражать против обвинения в части, связанной с национальной ненавистью. Родители Павла, которые в ходе следствия не скрывали, что их сын придерживался националистических взглядов, также изменили показания.

Суд признал новые показания Павла и его семьи недостоверными, и Шаврин был приговорен к лишению свободы на 6 лет и 6 месяцев (плюс штрафы: 45000 рублей и 250000 рублей в пользу Евгения Абдукаюмова в возмещение морального вреда). Андрианов получил 14 лет строгого режима и ограничение свободы на 1 год.

Осужденные и их защитник подали апелляционные жалобы в Верховный суд РФ с просьбой изменить приговор «ввиду его чрезмерной суровости». По эпизоду нападения Шаврина на Евгения Абудкаюмова адвокат просила исключить мотив национальной розни.

Верховый суд РФ остановил апелляционные жалобы осужденных без удовлетворения, прекратил уголовное преследование в отношении Андрианова по эпизодам причинения легкого вреда здоровью Абдукаюмову Алексею и вандализму в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовное ответственности, в остальной части приговор Липецкого областного суда от 28 марта 2017 года в отношении Андрианова и Шаврина без изменения.

В решении Верховного суда отмечается, что в ходе следствия были приведены достаточные доказательства вины как «самого Андрианова в инкриминируемых ему деяниях, так и Шаврина, которого он в ряде случаев изобличал».

«Думаю, не только для Липецкой области, но и для России в целом, это очень важное судебное решение. Чаще всего преступления на почве национальной ненависти остаются либо латентными, либо, если они раскрываются, мотив национальной вражды остается за кадром, вменяют либо просто убийство, либо умышленное причинение тяжкого вреда здоровью и тому подобное. Здесь же, на мой взгляд, была проделана очень большая работа: были проанализированы и страницы Вконтакте, проведена лингвистическая экспертиза, было оперативное сопровождение со стороны ФСБ и УМВД, прослушивались телефонные переговоры, плюс ко всему следователь СУ СК РФ по Липецкой области Мосягин П. В., который расследовал данное уголовное дело, проявил добросовестность и настоящую въедливость, и уголовное дело в отношении Андрианова и Шаврина было направлено в суд. И сегодня мы видим результат: состоялся приговор, который устоял в Верховном суде РФ », – объясняет адвокат, сотрудничающая с Комитетом «Гражданское содействие» Елена Шаповалова.

Дарья Манина, Комитет «Гражданское содействие»