Соглашение с КНДР — позор для нашей страны

Во вторник, 25 ноября в Независимом пресс-центре сотрудники «Гражданского содействия» обсудили с журналистами соглашение «О передаче и приеме лиц, незаконно въехавших и незаконно пребывающих на территории Российской Федерации и Корейской Народно-Демократической Республики», которое готовится подписать Россия. Это соглашение в начале сентября было одобрено Дмитрием Медведевым, и сейчас готовится финальная процедура подписания

«На мой взгляд, все граждане Северной Кореи, которые обращаются за помощью в ФМС, должны получать статус беженца. Сейчас мы наблюдаем положительную динамику — такие люди, много лет скрывавшиеся в российских деревнях, начали выходить, — рассказала председатель Комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина. — Они обращаются в территориальные отделения миграционной службы, они хотят легализоваться в нашей стране, хотят нормальной жизни. Россия декларирует себя как демократическое государство. И это соглашение недопустимо. Оно говорит о том, что политически мы дрейфуем в сторону Северной Кореи, и это позор для нашей страны».

По словам Светланы Ганнушкиной, за последние 10 лет в миграционную службу обратилось более 200 граждан КНДР, но статус беженца дали только двум из них. Как показало недавнее дело Кима, ФМС обычно отказывает корейцам, так как официальные представительства КНДР не признают, что беглецы подвергаются серьезным наказаниям у себя на родине.

Любовь Татарец, адвокат пункта Сети «Миграция и Право» Правозащитного центра «Мемориал» в Благовещенске, специально приехала для того, чтобы рассказать несколько историй из своей практики. И они ярко опровергают официальную информацию.

«В 2008 году была история, когда у нас был осужден кореец Рю Эн Нам. На него вышла Amnesty International, началась шумиха, ко мне тогда обратились уже из УВКБ ООН, — рассказала Любовь Татарец, — Мы пытались предотвратить его выдачу в Северную Корею. Но не успели. И потом, спустя несколько лет, мне довелось общаться с сыном корейского дипломата, и он рассказал мне дальнейшую судьбу Рю Эн Нама.

По словам этого человека, наказание беженца было суровым. Выдали его в Хасане. И там же его привязали к поезду, который шел в Северную Корею. Пока он мог, он бежал за этим поездом.

Больше живым его никто не видел».

Соглашение выглядит совершенно диким не только с этической, но с юридической стороны. Как отметила Любовь Татарец, документ не согласуется ни с регламентами ФМС, ни с Административным, ни с Уголовным кодексом. Кроме того, само соглашение составлено таким образом, чтобы общественность никак не смогла о нем узнать — оно не подразумевает процедуры судебного опротестования. И даже отмечено, что лица, которые сопровождают выдаваемого, должны быть в штатском.

«Около 60 лет назад была выпущена первая резолюция генеральной ассамблеи ООН, в которой говорилось о нарушениях прав человека в КНДР. С тех пор градус беспокойства только усиливался, — пояснила Елена Буртина, заместитель председателя Комитета «Гражданское содействие». — В последнем докладе шла речь о создании эффективного международного механизма для расследования и документирования нарушений. Такой механизм был создан, в течение года работала независимая международная комиссия, которая опросила сотни свидетелей. Ее доклад был обнародован в начале года. И в середине ноября Комиссия по правам человека ООН приняла резолюцию о необходимости передать дело о преступлениях Северной Кореи против человечности в Международный уголовный суд.

Это тот контекст, в котором у нас принимают соглашение о взаимовыдаче беженцев с КНДР. И это — какое-то умопомрачение».

Одним из спикеров на пресс-конференции выступил журналист Александр Подрабинек, который первым и опубликовал информацию о соглашении. По его мнению, такие документы для нас — уже традиция.

«В 1939 году, когда СССР установил сотрудничество с Германией, начались массовые выдачи по запросам гестапо. И наоборот — Союз запрашивал антисоветчиков. И в послевоенное время Союз настаивал на том, чтобы соседние страны выдавали советских перебежчиков».

Что же можно сделать с этим варварским соглашением? Нами уже достигнута договоренность с Советом при президенте РФ, который отправит протестующее письмо в МИД России. Кстати, по неофициальной информации, в МИД были не в курсе нового документа — несмотря на то, что в распоряжении Медведева проекты соглашения называются согласованными «с МИДом России и другими заинтересованными федеральными органами исполнительной власти» и «предварительно проработанными с Корейской Стороной».

Кроме того, «Гражданское содействие» будет и дальше привлекать внимание СМИ и общественности к этой теме. Потому что правительство все делает так, чтобы его подписание прошло незамеченным, а сотни корейцев отправились на верную смерть обратно в КНДР.