Сирийских детей начали брать в школы Ногинска

Усилия правозащитников наконец увенчались успехом: сирийских детей начали брать в ногинские школы. Так, уже 25 ноября маленькая Фатема пошла во второй класс школы №17. А в понедельник, 7 декабря еще двоих детей приняли в школу №9. Однако трудности еще не закончились — в частности, городское Управление образования продолжает препятствовать приему детей в школу.

Комитет «Гражданское содействие» наконец добился успеха в Ногинске: сирийских детей начали брать в общеобразовательные школы. Ситуацию изменило решение Верховного суда, потому что теперь даже директора, которые отказывают в приеме, сами ссылаются на 67 статью ФЗ «Об образовании в РФ»: «В приеме в государственную или муниципальную образовательную организацию может быть отказано только по причине отсутствия в ней свободных мест». Ранее нам не удавалось наладить диалог с ногинскими школами.

Первым ребенком, которого официально взяли в школу, стала 9-летняя Фатема Джассир. Девочка хорошо знала русский — как говорит мама, язык Фатема выучила, смотря телевизор. С мамой Фатемы мы уже давно знакомы — она учила английскому языку детей в волонтерской школе, которую организовал сирийский активист Муиз Абу Алджадаил. Там же маленькая Фатема подтянула русский язык.

Фатему взяли в первый класс школы №17 на Белякова. «Девочка старше, и, конечно, по возрасту ей надо идти в третий класс. Но после тестирования мы поняли, что даже во втором классе ей будет довольно тяжело: она ошибается, решая задачки, пишет на русском только печатными буквами. Девочка смышленая — мы надеемся, что она быстро наверстает упущенное», — с такими словами приняла ее доброжелательная директор школы Валентина Короткова. Уже 25 ноября Фатема пошла учиться.

В эту же школу в понедельник, 7 декабря, мы пытались устроить еще троих ребят — девочку и двух мальчиков из семьи Алноаими. Но с ними все оказалось сложнее: ребята совсем не знали русского языка. Директор школы уже нашла для них частного учителя, который за небольшую плату будет готовить ребят для поступления в следующем году.

Двоих детей согласились взять в школу №9 — двух девочек-подростков Тасним и Сану Алагха. Но они пойдут учиться только после новогодних каникул: сейчас им выдали учебники и поручили готовиться к учебному году. Несмотря на то, что старшей сейчас 16, а младшей — 12 лет, учиться они смогут только в 6 и 3 классах соответственно: уровень знаний девочек не соответствует их возрасту.

Но повезло не всем — два мальчика, Нур и Омар Ншави, так и не попали в школу. По их месту жительства находится школа №3, но в ней нет свободных мест в первом и втором классах, а именно туда нужно идти учится ребятам. «У нас есть места в пятом классе. Но мы провели тестирование, и по результатам оказалось, что детям нужно идти учиться в первый и второй классы, а они переполнены. В таких условиях я смогу их взять только по прямой резолюции от Управления образования», — пояснила директор школы Валентина Бутова, подписывая официальный отказ в приеме. Это было в ноябре. Сотрудники «Гражданского содействия» сразу после беседы с директором поехали в Управление образования города и написали заявление с просьбой найти для ребят школу, в которой будут свободные места. Однако в декабре семья забрала из секретариата Управления отписку, в которой вместо номера школы, в которой есть места, были просто приведены выдержки из ФЗ «Об образовании» и приказа Минобрнауки №32.

Уже знакомая Комитету начальник Управления Наталья Асоскова приняла сотрудников «Гражданского содействия», но позицию не пояснила. «Когда ей рассказали, что некоторых детей уже берут в школу, то она скептически покачала головой. Разговор абсолютно не получился, хотя мы пытались быть вежливыми и корректными — начальник управления не была настроена на диалог, она держала бескомпромиссно жесткий тон. У меня сложилось впечатление, что Управление образования настроено резко против принятия в школы детей иностранных граждан без регистрации или с неясным (для них) статусом», — рассказал сотрудник Комитета Константин Троицкий. Об организованном обучении детей из Сирии русскому языку не шло и речи: заместитель начальника управления прямо заявила, что эту проблему семьи должны решать сами.

«Получается, что директора школ свободно берут ребят в школы по возможности, если нет препятствий. А вот Управление образования говорит «нет» на все, что бы мы не предлагали, — прокомментировал Михаил Кушпель, юрист Сети «Миграция и право» ПЦ «Мемориал». — Я собираюсь написать заявление в Управление образования с требованием предоставить возможность обучения иностранных детей русскому языку. Также я буду готовить заявление в прокуратуру, жалобы в Следственный комитет и Минобрнауки, а также обращение к Уполномоченному по правам человека в связи с действиями начальника Управления образования Ногинского муниципального района Натальи Асосковой — я считаю, что она умышленно препятствует реализации права детей на образование. С момента возникновения проблемы прошло достаточно времени, появилось решение Верховного суда, последний раз мы обращались с конкретным заявлением — и вместо номера школы мы получили пустую отписку с выдержками из законов».

Елена Срапян, «Гражданское содействие».