Серийные нападения на граждан Демократической Республики Конго в московском районе «Бутово»

В Комитет «Гражданское содействие» поступило несколько сообщений о нападении в Москве и Московской области на граждан Демократической Республики Конго (ДРК). Все нападения географически привязаны к маршруту следования электрички по Курскому направлению.

Ksenofobiya_250

В результате мониторинга по проекту помощи жертвам нападения на почве ненависти выяснилось, что последнее время по этому направлению часто происходят избиения темнокожих иностранцев.

Не исключено, что нападают одни и те же люди, но найти их будет непросто – в ряде случаев жертвы сами отказываются от обращения в полицию; если же дело возбудить удается, следствие идет трудно, и дорога до суда и уж тем более наказания преступников растягивается на неопределенный срок.

Сэм

2 мая 2012 года в электричке, следовавшей в Подольск, футбольные фанаты напали на Сэма. Изначально они пытались разжечь конфликт с уроженцами Кавказа, но быстро переключились на Сэма и стали избивать его. Большая группа 20-30-летних мужчин наносила удары битой по спине, по лицу. После того, как Сэму выбили несколько зубов и ударили битой по нижней части спины, он упал, и его продолжили избивать ногами по всему телу. Сэм потерял сознание, пассажиры вызвали полицию, которая прибыла на платформу в Подольске. Пострадавшего доставили в больницу, никто из нападавших задержан не был.

В результате избиения у Сэма сломаны зубы, разбита губа, на спине – ссадина, он испытывает сильные боли в области головы, спины, ног и челюсти. В больнице у него также зафиксировали сотрясение мозга.

В больницу к Сэму приходили полицейские, обещали задержать преступников, но так больше ему и не перезвонили. А сам он после тщательных размышлений заявление решил не писать. Через три дня Сэма из больницы выписали, так как экстренная помощь была оказана, а за лечение он не мог платить.

Эдуард

В начале февраля 2013 года на 42-летнего Эдуарда, гражданина Демократической Республики Конго, напала группа молодых людей из трех-четырех человек в возрасте 25-30 лет. Эдуард привычным путем возвращался домой на электричке, когда на станции «Бутово» вошли молодые люди, один из которых выкрикнул призыв к избиению темнокожего пассажира. Эдуарда несколько раз ударили в лицо, после чего нападавшие вышли из вагона. Пострадавший получил травмы глаза, губы, и ноги.

За медицинской помощью Эдуард не стал обращаться из-за проблем с деньгами и документами, в полицию – из-за плохого владения русским языком и из-за того, что не поверил, что ему – иностранцу – станут помогать.

Кайл

В апреле 2012 года в Щербинке нападению подвергся 17-летний гражданин ДРК по имени Кайл. Незадолго до этого он играл с друзьями в футбол, а затем зашел в магазин за хлебом. Двое молодых людей, старше Кайла лет на десять, подошли к нему, когда он ел кпуленный хлеб недалеко от магазина, и спросили, не даст ли он им 100 рублей. Кайл ответил, что денег нет, обратив внимание обратившихся к нему, что он ест всего лишь хлеб.

Имитируя обезьян, молодые люди стали приближаться в Кайлу, один из них попытался ударить его рукой. Кайл увернулся от удара, но заметил, что к этим двоим подошли еще трое парней, ранее наблюдавших за ситуацией издалека. Все пятеро окружили Кайла и напали на него: били в лицо, наносили удары по телу, повалили на землю и стали пинать.

Нападавших спугнула машина, подъехавшая к месту избиения. Затем подростку помогла женщина, проходившая мимо: она оказала ему первую помощь и вызвала скорую.

В результате нападения у Кайла зафиксированы синяки по всему телу, сильно пострадали голова и ребра, сломана и вывихнута рука. Он провел в больнице около месяца, После чего его выписали со все еще сломанной рукой, так как он не мог оплатить операцию.

В полицию Кайл не обращался, так как посчитал, что ему не станут там помогать.

Джуниор

Нападение на Джуниора произошло в Подольске на улице Ватутина (станция «Кутузовская») 30 ноября 2012 года. По дороге со станции он получил смс-сообщение и стал его читать, когда внезапно к нему подбежали какие-то люди и стали бить.

Сначала Джуниор получил удар в затылок, потом по спине, от ударов упал и тогда увидел, что нападавших было четверо, всем примерно по 25 лет. Трое были в шапках, один без шапки – обрит наголо. Избиение ногами лежащего на земле Джуниора продолжалось около пяти минут и сопровождалось расистскими выкриками. Затем кто-то вонзил острый предмет в икроножную мышцу Джуниора, у него пошла кровь, нападавшие разбежались.

С собой у Джуниора было 500 рублей, которые он заработал на раздаче листовок возле метро. Деньги остались на месте, но пропал паспорт.

В результате нападения у Джуниора подольским травмпунктом были зафиксированы следующие травмы: порез голени правой ноги, гематомы в области лица, груди. По факту нападения возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью, совершенное по мотивам расовой ненависти), его ведет дознаватель милиции общественной безопасности УВД г. Подольска лейтенант Ольга Калинина.

Даниэль

Нападение на 23-летнего Даниэля произошло 4 марта 2013 года Москве на улице Джанкойская (в районе станции «Платформа Бутово»). Даниэль подходил к своему дому, когда на него напали трое неизвестных. Один из них был в черной кожаной куртке и темно-синих джинсах, светлые короткие волосы, вооружен газовым пистолетом; второй, тоже светловолосый – в желтой куртке и светлых брюках; приметы третьего Даниэль не запомнил, только его темную одежду.

Нападавшие избивали Даниэля пистолетом по лицу. Избиение сопровождалось расистскими выкриками. Расправу остановил случайный прохожий, который пригрозил агрессивным молодым людям полицией. После того, как нападавшие сбежали, украв у жертвы сумку с документами, деньги и телефон, Даниэлю помогла встать проходившая мимо женщина. Она попыталась объяснить Даниэлю, что его избили за то, что он темнокожий. С многочисленным ушибами, синяками, налитым кровью глазом Даниэль поехал в отдел полиции «Южное Бутово».

Сотрудники правоохранительных органов отправили его в больницу на обследование, где Даниэль снял побои, после чего снова вернулся в участок. С помощью знакомого Даниэлю переводчика он смог объяснить полицейским, что произошло, и те зафиксировали его слова.

В данный момент Комитет «Гражданское содействие» выясняет, возбуждено ли уголовное дело и кем ведется предварительное расследование.

Канда Кабамба

11 августа 2012 года в половине двенадцатого ночи на конголезского музыканта и журналиста Канду Кабамбу напали трое молоых людей около станции метро «Скобелевская». Ударили палкой сзади, оскорбляли за цвет кожи. Разбили губу, затылок, оставили множество синяков на руках, ногах, теле. Украли паспорт, электронную сигарету, чехол и адаптер для гитары, два мобильных телефона и деньги в сумме 45 тысяч рублей. Полицейские вызвали пострадавшему скорую, которая отвезла его в больницу им. Боткина.

14 августа адвокат Комитета «Гражданское содействие» Илларион Васильев подал заявление в следственный отдел по району «Зюзино». В заявлении адвокат обозначил, что нападение было совершено по мотивам расовой ненависти, и просил учесть это при возбуждении уголовного дела. Материалы оперативно были направлены в УВД Юго-Западного административного округа (ЮЗАО) Москвы, а затем участковому.

Дело возбудили по статье 162 УК РФ (разбой), его поручили следователю следственного отдела МВД по району «Южное Бутово» лейтенанту юстиции Кириллу Слюсареву. Он ознакомил адвоката с материалами, допросил потерпевшего, но отказал в ходатайстве адвоката об учете мотива ненависти. Следователь Слюсарев объяснил это странным образом: поскольку Канда Кабамба не владеет русским языком, он мог ослышаться и неправильно истолковать выкрики, направленные в его адрес.

27 октября дело было приостановлено в связи с розыском подозреваемых в нападении. 30 апреля 2013 года расследование возобновили, затем снова приостановили из-за розыска подозреваемых.

Адвокат Васильев обжаловал отказ следователя в учете мотива ненависти, однако получил отрицательные ответы из ОВД по Южному Бутово и из УВД по ЮЗАО – там сочли отказ обоснованным. Васильев обратился в Зюзинский районный суд, который 12 августа вынес решение отказать ему в удовлетворении его жалобы. 20 августа адвокат обжаловал данное постановление в судебную коллегию по уголовным делам Мосгорсуда.

Адвокат Илларион Васильев считает, что в подобных уголовных делах правоприменительные органы весьма неохотно признают мотив вражды. «Возможно, это связано с косностью и консерватизмом мышления, возможно – с опасением привлечения чрезмерного общественного внимания к этим делам. Отрицая этот мотив и оставляя лишь корыстные побуждения нападающих на иностранцев, следователи сознательно ограничивают круг расследования. Таким образом, иностранцы, особенно африканцы и азиаты, находятся в большей опасности и становятся наиболее привлекательными мишенями для экстремистски настроенных маргинальных криминальных групп. «Гопники» заведомо уверены, что в случае нападения на неевропейца, они легче уйдут от ответственности», — уверен Васильев.

Комитет «Гражданское содействие» и адвокат Васильев будут продолжать работу со следствием не столько в направлении признания мотива ненависти, сколько в направлении расследования мотива нападения. На данный момент, мы вынуждены констатировать полное нежелание следственных органов заниматься этим вопросом.

***

Эксперт информационно-аналитического центра «Сова» Наталья Юдина дала Комитету «Гражданское содействие» развернутый комментарий о нападениях в Бутово:

«За последний год увеличилось количество ксенофобно мотивированных нападений на темнокожих, среди которых, в основном, известность получили случаи нападений на уроженцев Конго в Юго-Западном административном округе Москвы и ближайших окрестностях. Избивают африканцев в Бутово, а также в Подольске и Щербинке, куда через то же Бутово следуют электрички с Курского вокзала.

Все эти нападения удивительно похожи. Обидчики – группа из двух-трех молодых людей, примерно одного возраста, одетых в темное, иногда с капюшонами на голове. Все нападения сопровождаются выкриками про «обезьян» и «черных». В большинстве случаев нападаюшие не брезгуют и грабежом. Не исключено, что к ряду случаев причастны одни и те же люди. Из общей картины несколько выбивается лишь «белый вагон», который устроили футбольные фанаты в электричке 2 мая 2012 года, когда агрессивные болельщики прошли рейдом по вагону и, помимо гражданина Конго, избили еще и уроженцев Кавказа. Впрочем, проявления расизма среди фанатов уже стали привычными. Ультраправые болельщики регулярно скандируют расистские кричалки, бросают бананы и кожуру на поле, пишут оскорбительные надписи около раздевалок темнокожих игроков.

Что же может быть причиной того, что нападения происходят именно на этом направлении? Вероятно, это происходит потому, что именно в этом направлении сконцентрировано много темнокожих. Отчасти это объясняется близостью Российского университета дружбы народов (РУДН), где учится около 2 тысяч студентов из Африки, и вокруг которого собирается много темнокожих. Некоторые студенты не возвращаются домой после обучения, остаются в Москве, зачастую на нелегальном положении. А снять жилье на юго-западе столицы куда дешевле в Бутово или окрестных районах, чем на престижной «Юго-Западной» или в Беляево. И эта явственно чужеродная группа воспринимается с подозрением, как и любые «пришельцы».

С другой стороны, в Бутово и Щербинке много бюджетного муниципального жилья, которое получали в том числе и представители неблагополучных слоев. Часто эти люди склонны самоутверждаться за счет «чужих» (в том числе и визуально «чужих») с помощью кулаков. Тем более что латентный расизм существовал в обыденном сознании всегда.

В сочетании этих двух факторов мне кажется и находится объяснение, что очаг нападений на темнокожих оказался именно там. Впрочем, все мои выводы — лишь предварительные, так как мы знаем ничтожно мало о нападениях, в том числе и по районам: отнюдь не исключено, что на темнокожих также систематически нападают и в каких-то других местах. По очень приблизительным данным сайта africana.ru, темнокожие являются в Москве «социальной городской группой, насчитывающей более 10 тыс. человек». Группа эта очень неоднородна, слабо организованна и воспринимается как единое сообщество только со стороны. Эти люди не сформировали общие механизмы самозащиты, и большинство расистских нападений по всей Москве просто остаются неизвестными».