«Резиновая квартира» — «резиновое дело»?

Калужской правозащитнице Татьяне Котляр не выносят приговор за содействие украинцам, но уже готовят новое обвинение.

Прокурор снова допрашивает свидетелей по делу «о резиновой квартире» калужской правозащитницы Татьяны Котляр. Вопросы почти те же, что и раньше, но более структурированные. Да и читает гособвинитель с бумажки, обращаясь к свидетелям с вопросами в одном и том же порядке, не отступая от текста, даже когда логика требует обратное.
На стадию судебного расследования дело вернулось в тот день, когда должны были начаться прения сторон. Калужскую правозащитницу обвиняют в фиктивной (то есть без предоставления проживания) регистрации 175 беженцев с Донбасса и одной семьи беженцев из Киргизии в 2016 году. Все эти люди ехали в Калужскую область, чтобы вступить в действующую в регионе Госпрограмму переселения соотечественников – президентский проект, в рамках которого можно в упрощенном режиме получить российское гражданство.
Сама Котляр объясняет, что оформляла фиктивную регистрацию, чтобы помочь людям, покинувшим родину в силу чрезвычайных обстоятельств и оказавшимся в крайне сложной ситуации на территории РФ. Для подачи документов на вступление в Госпрограмму необходимо предоставить регистрацию по месту пребывания, иначе анкету не принимают. В других регионах России, где действует эта же программа, есть Пункты временного размещения (ПВР) для беженцев. Там семьи беженцев могут поселиться и получить регистрацию. Однако в Калужской области таких Пунктов на данный момент нет. До 2015 года существовал один, но весьма специфический: в него заселяли только тех беженцев с Донбасса, кто был вывезен из зоны боевых действий в массовом порядке. Тех, кото прокинул Украину самостоятельно, в ПВР не пускали.
В результате, беженцы, которые самостоятельно покинули свои дома на востоке Украины и приехали в Калужскую область, останавливаются либо у соотечественников, приехавших раньше, либо на последние деньги снимают квартиру, надеясь поскорее устроиться на работу. В 95% случаях хозяева квартир регистрировать у себя мигрантов не хотят. Все – по разным причинам, но чаще всего из-за необоснованного страха: вдруг квартиру отнимут. Ну или: вдруг узнают, что я сдаю квартиру и не плачу налоги.
В результате, для вступления в программу Переселения соотечественников законных способов получить регистрацию у беженцев не остается. Тогда встает вопрос о получении фиктивной регистрации, то есть не по месту фактического проживания. Такую бумагу с удовольствием и даже рвением предлагают «бизнесмены» в Калужской области. Они предлагают зарегистрировать у себя одного члена семьи за 20 (цены, конечно, разнятся, кто-то просит 30) тысяч рублей на три месяца. Для беженцев это значит, как минимум, 100 тысяч рублей на семью, бегут ведь с детьми и старыми родителями.
Татьяна Котляр ставила на миграционный учет беженцев у себя в квартире бесплатно. Да, это была фиктивная регистрация, так как жили украинцы в других местах, но за постановку на миграционный учет у Котляр им не приходилось отдавать последние деньги.
О правозащитнице стали говорить, ее контакты передавали друг другу приезжавшие из зоны военных действий семьи, Татьяна Михайловна помогала всем.
Примечательно, что в 2016 году возглавляемому Котляр региональному общественному движению «За права человеку» был выделен президентский грант в размере 800 тысяч рублей на оказание юридической помощи украинским беженцам. Теперь же за эту помощь ее судят.
«Сегодня меня вызвали к прокурору: он взял у меня объяснения по поводу постановки на миграционный учет беженцев с Украины в 2017 году. Я объяснила, что им негде было регистрироваться. Думаю, что этот разговор нужен был для того, чтобы завести новое уголовное дело за 2017 год», – рассказала Татьяна Котляр
Что касается нынешнего уголовного дела Котляр, то вынесение приговора затягивается. Шесть свидетелей по делу правозащитницы, согласно решению суда, должны быть «подвергнуты приводу» на следующее заседание, которое назначено на 23 августа 14.45 (Мировой суд города Обнинск). «Мы считаем, что повторного извещения было бы достаточно, принудительный привод – это жестоко», – подчеркнул адвокат Татьяны Котляр, юрист сети «Миграция и право» ПЦ «Мемориал» Илларион Васильев. Однако судья данное замечание проигнорировал.

Дарья Манина, Комитет «Гражданское содействие»