Расстрелянный сотрудником полиции таджик получил пять лет лишения свободы

Гражданин Таджикистана Дилофарид Махмадалиев, 26 лет, подвергся нападению неизвестных на улице. Его расстреляли из травматического пистолета, но нападавших не задержали.

Напротив – именно Дилофарид стал обвиняемым по уголовному делу о нападении и получил пять лет лишения свободы. Такая практика – не редкость, когда в роли агрессоров выступают сотрудники правоохранительных органов. Сейчас Махмадалиев обжалует неправосудный приговор, его защитой занимается адвокат, сотрудничающий с Комитетом «Гражданское содействие» Гульнара Бободжанова.

Задержание Дилофарида произошло в Москве 
22 ноября 2012 года около полуночи, когда он возвращался домой вместе с соседями по квартире. Рядом с продуктовым магазином «Магнолия» (13-я Парковая улица, 32, строение 1) Махмадалиев и его друзья заметили двоих мужчин, которые ранее преследовали их.

Махмадалиев попросил у незнакомцев сигарету, желая понять, исходит ли от них какая-то угроза. Один из мужчин ответил: «Сейчас» и, вытащив из кармана травматический пистолет, трижды выстрелил Дилофариду в голову, стал оскорблять его. Махмадалиев попытался убежать, но через несколько шагов упал от новых выстрелов и полученного до этого ранения. Нападавший выстрелил еще несколько раз в голову и тело лежащего, а также нанес несколько ударов по голове рукояткой пистолета, когда закончились патроны.

После этого, по словам свидетелей, окровавленный Махмадалиев побежал в магазин за помощью, а нападавший и его спутник стали преследовать его. Через некоторое время в магазин по вызову нападавших приехали сотрудники отдела полиции по Басманному району. Позднее выяснилось, что стрелял в Дилофарида стажер, ставший впоследствии сотрудником этого отдела по фамилии Майер.

В отношении Махмадалиева было возбуждено уголовное дело по ч.2 ст.162 УК РФ (разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору), сам он был помещен в СИЗО №4 г.Москвы. 
В отношении нападавшего дело возбуждено не было, применение травматического оружия следователь признал оправданным.

12 апреля 2013 года начался судебный процесс, его вела судья Басманного районного суда Москвы Ирина Скуридина. В ходе процесса были заявлены десятки ходатайств (почти все ходатайства защиты были отклонены), допрошены свидетели со стороны обвинения (чьи показания были противоречивы) и защиты (чьи показания не были учтены судом), допрошен сам потерпевший и обвиняемый.

3 июля судья Скуридина вынесла приговор – пять лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Приговор был обжалован в Судебную коллегию по уголовным делам Московского городского суда. Адвокат Бободжанова обосновала свое несогласие с приговором следующими аргументами: предварительное следствие было проведено с обвинительным уклоном, следователь даже не пытался установить истину, допросив лишь сотрудников полиции. «Единственный свидетель Мизаева А.Т., не заинтересованный в исходе дела, был допрошен в ходе предварительного следствия с обвинительным уклоном», — отмечает адвокат в апелляционной жалобе.

Кроме того, защитник Дилофарида обратила внимание судебной коллегии на тот факт, что Махмадалиеву не была проведена судебно-медицинская экспертиза, которая позволила бы ответить на многие вопросы относительно правдивости его показаний и ложных показаний потерпевшего. Не была произведена дактилоскопическая экспертиза ножа, якобы найденного на месте преступления; не были изъяты видеозаписи с места происшествия и из магазина «Магнолия». Следователь даже не попытался найти очевидцев произошедшего, которые помогли бы установить истину по делу.

«В таком состоянии уголовное дело поступило в суд, — сообщается в апелляционной жалобе. — Защита в ходе судебного следствия попыталась восполнить пробелы предварительного следствия. Были установлены и вызваны в суд для допроса в качестве свидетелей очевидцы произошедшего (Худойбердиев, Рахимов, Умаров, Урунбаев), которые подтвердили показания Махмадалиева Д.Р., а свидетель обвинения Мизаева А.Т. сообщила в суде, что Махмадалиев, вбежав в магазин, кричал о помощи, был весь в крови. Крови было очень много, вся его голова и лицо были залиты кровью, а также пол в магазине. Она с ужасом узнала впоследствии, что двое мужчин вбежавших следом за Махмадалиевым, являлись на самом деле сотрудниками полиции, пояснила при этом, что вели они себя как бандиты, очень грубо обращались с Махмадалиевым, нецензурно выражались в его адрес, никто из этих мужчин не оказывал ему помощь, а также они отказались ждать приезда скорой помощи, которую вызвали сотрудники магазина».

Показания потерпевшего и свидетелей обвинения адвокат Бободжанова оценивает как противоречивые:

«…потерпевший Майер, говоря о первом выстреле, который он якобы произвел вверх, непроизвольно поднял руку и направил ее впереди себя. Непроизвольно потерпевший Майер показал участникам процесса как было на самом деле, каким образом был сделан первый выстрел, если верить рефлексам — первый выстрел был направлен в сторону Махмадалиева, а не вверх.

Кроме того, потерпевший Майер отрицает, что применял какое-либо насилие к Махмадалиеву. Он отрицал, что наносил удары рукояткой пистолета. Показания потерпевшего Майера опровергает заключение врача, а именно: «ОЧМТ. Ушиб головного мозга средней тяжести. Ушибленные раны головы. Огнестрельные непроникающие ранения мягких тканей грудной клетки, живота, правой ягодицы, мягких тканей головы. Ссадины конечностей». Махмадалиев в ходе судебного заседания показал, что когда он споткнулся и упал на колени, то подбежавший к нему потерпевший Майер сразу же начал бить его рукояткой пистолета по голове.

…Свидетель Левашов в ходе судебного заседания пояснил, что для него было полной неожиданностью, что у Майера было при себе оружие и что он вообще его применит. Данное утверждение свидетеля Левашова наводит меня на мысль, что неожиданность была связана как раз с тем, что Майер применил оружие без повода.

…допрошенный в ходе судебного заседания в качестве свидетеля Брунин полностью отрицал показания Майера и Слабкина в части того, что они (Брунин и Слабкин) во время патрулирования улицы увидели подозрительных людей, а также отрицал факт того, что они (Брунин и Слабкин) звонили Майеру и говорили ему об увиденных подозрительных лицах азиатской внешности».

На основании многочисленных нестыковок в материалах дела (в том числе с учетом результатов биологической экспертизы, не обнаружившей ДНК Махмадалиева на орудии преступления), отказа судьи Басманного районного суда г.Москвы в проведении судебно-медицинской экспертизы и дактилоскопической экспертизы найденного ножа, адвокат Бободжанова попросила судебную коллегию Мосгорсуда отменить приговор первой инстанции и назначить вышеуказанные экспертизы для установления истины по делу.

Рассмотрение апелляционной жалобы пока не назначено. Комитет «Гражданское содействие» продолжает следить за этим делом.