Охота на таджиков

В Центре, рассчитанном на 450 человек, содержится 445, из них 253 – граждане Таджикистана.

Наши юристы регулярно посещают Центр, и никогда не наблюдали там такой концентрации таджикских граждан.

Президент РФ Дмитрий Медведев утверждает, что происходящее сейчас «просто совпадение с тем, что случилось с нашим лётчиком в Таджикистане».

Президент говорит, что высылка таджиков не одноразовая кампания и призывает высылать нелегалов регулярно.

Можно было бы и поверить в то, что очередная кампания (почему всегда кампания, а не просто соблюдение закона?) по борьбе с нелегальной миграцией случайно последовала за решением таджикского суда, приговорившего российского летчика Владимира Садовничего к восьми с половиной годам лишения свободы, если бы не некоторые обстоятельства.

Почему-то эта кампания коснулась почти исключительно таджиков. И почему-то о здоровье только таджиков так забеспокоился глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко, всегда чуткий к потребностям политического момента.

Но и это еще не все. Адвокат Магомедова обнаружила в Центре №1 довольно странных нелегалов.

Махамад Адиев, 1977 г.р.. за нарушение порядка пребывания на территории РФ был приговорен Постановлением Перовского районного суда к административному выдворению 24 октября 2011 года. Ни переводчик, ни адвокат на суде предоставлены ему не были, поэтому Адиев не смог донести до судьи, что границу РФ пересек только 17 августа, а значит, разрешенные три месяца его пребывания в России еще не истекли. Адиев постановление суда не обжаловал. Он уже и сам собирался домой, потому что потерял паспорт. 1 октября Адиев получил в посольстве Таджикистана свидетельство о возвращении на родину сроком действия на месяц и купил билет домой на 31 октября. Какой смысл имело приговаривать человека, уезжающего из РФ, к выдворению с ее территории? Зачем надо держать его под стражей и кормить за наш счет (правда очень плохо кормить!) целый месяц? Да, просто за тем, что кампания – «охота на таджиков» уже началась, и надо было набирать отчетность.

Ахмад Рахмонов, 1978 г. р. Постановление об административном выдворении вынесено Преображенским районным судом 11 ноября 2011 года. Рахмонов прилетел в Москву 28 сентября 2011 г., встал на три месяца на миграционный учет. Его три месяца тоже еще не истекли. С документами у него все в порядке. Нечего и говорить, что на суде его ни о чем не спрашивали и документами его не интересовались. Однако в постановлении суда сказано, что подсудимый «длительно нарушал режим пребывания на территории РФ», о чем и «дал признательные показания».

Ислом Соломиен, 1967 г.р. в тот же день 11 ноября 2011 года тем же Преображенским судом вынесено Постановление о его административном выдворении. У Ислома Соломиена, как и у Ахмада Рахмонова есть и миграционная карта и подтверждение постановки на миграционный учет.

Аслиддин Хочиаминзода, 1990 г. р. приговорен к административному выдворению Постановлением Преображенского районного суда от 12 ноября 2011 г. При этом адвокат Магомедова обнаружила, что у Аслиддина есть разрешение на временное проживание (РВП) в РФ, выданное ему в Пензенской области. Срок действия РВП заканчивается 15 сентября 2012г.

Таким образом, из четырех граждан Таджикистана, которых смогла посетить Роза Магомедова, ни один не оказался нелегалом.

Имен остальных мы не знали, поэтому не могли оформить посещение их адвокатом.

Вся эта история вызывает ощущение дежавю. А видели мы это уже в 2006г., когда у России разладились отношения с Грузией, и началась охота на грузин. Тогда мы тоже побывали в Центре №1, где обнаружили примерно такое же число грузин, как сейчас таджиков. Среди них попались нам и граждане России. Испуганы они были не меньше, чем сейчас таджики и тоже не хотели обжаловать в суде свое выдворение. С трудом удалось подвигнуть на это двух граждан России.

На грузин охота шла не только на улице, но и в учебных заведениях, школах, на работе. И Онищенко, разумеется, тоже свою лепту в ту кампанию внес. Все мы помним им ошельмованные боржом и знаменитые грузинские вина.

Сраму мы с этой охотой нахлебались – дальше некуда и, казалось, чему-то уже научились. Потому что в 2008г., когда отношения с Грузией испортились куда сильнее, охота не повторилась. Были отдельные «эксцессы исполнителей», но пыл особо рьяных охотников быстро охладило их начальство. В одном московском ОВД нам откровенно сказали: «В этот раз такой установки нет».

Похоже, что позор 2006г. забылся. Поэтому вместо того, чтобы серьезно защищать своих граждан за рубежами РФ и предоставлять им правовую помощь, чтобы дело не доходило до несправедливых приговоров, наши власти наносят «несимметричный» удар. Удар по тем, кто не имеет никакого отношения к осуждению летчика Садовничего, по самым безответным трудовым мигрантам, сажающим на наших бульварах цветы и убирающих наши дворы.

Каждый, кто пытался привлечь внимание представителей нашей власти к случаям необоснованного уголовного преследования наших граждан за рубежом, массового лишения их собственности, заставить помочь тем, у кого были украдены деньги и документы, кто застрял в аэропорту по форс-мажорным обстоятельствам, знает, что добиться этого почти невозможно.

Сидящие под стражей, объявленные сплошь больными таджики никак не облегчат участь брошенных Россией «шпионов», изгнанных из своих домов в Абхазии русских.

Когда с нашими гражданами за границей обращаются неуважительно, нам за Державу становится обидно. Но чувство стыда за Державу, когда она, забыв собственные законы и опыт, объявляет охоту на людей, ничуть не менее болезненно для ее граждан. Стыда за то, что от нашего имени снова применяется принцип коллективной вины, что в предвыборной горячке власти пытаются имитировать заботу о своих гражданах. Мы не верим этой заботе.

Таджики уедут, в конце концов, найдут другие страны, где будет востребован и принят с благодарностью их труд. Россия же останется со своей нелепой, бессмысленной политикой и властями, не умеющими уважать ни себя, ни своих, ни чужих граждан.

Итоги пресс-конференции «Трудовые мигранты: как жертвы превращаются в преступников…»

Пресс-конференция была посвящена презентации нового совместного проекта «Помощь жертвам насилия на национальной почве», который планируется начать с 1 ноября 2011 года при поддержке немецкого Фонда «Память. Ответственность. Будущее».

Светлана Алексеевна Ганнушкина, председатель Комитета «Гражданское содействие», рассказала о том, что организациям нужно будет объединить усилия: «По проекту предполагается проведение мониторинга и анализа причин, почему происходят нападения на почве ненависти, этим будет заниматься Центр «СОВА», а Комитет «Гражданское содействие» берет на себя помощь жертвам таких нападений. Конкретная поддержка жертв очень важна. Например, даже в случае, если уголовное дело против националистов, напавших на трудового мигранта, будет возбуждено, то пострадавшему нужно помочь остаться в стране и дождаться справедливого приговора виновным, а значит предоставить адвоката, помочь ему оплатить жилье, заплатить за лечение травм; они должны что-то есть, и как-то содержать свои семьи».

По признанию председателя Комитета, в проекте предполагается большой объем работы: информационная линия, издательская и просветительская деятельность. Партнеры по проекту теперь даже смотрят с опаской на реальность воплощения всего запланированного. Приоритетной задачей для реализации, тем не менее, станет привлечение общественного мнения к тому, что происходит в Москве и Московской области.

Светлана Алексеевна Ганнушкина подчеркнула символичность поддержки подобного проекта именно немецким фондом, поскольку именно в Германии общество пытается сохранить память о преступлениях нацизма, воспитать в новом поколении чувство гражданской ответственности за происходящее в стране ради общего будущего.

Вера Гариевна Альперович, эксперт Центра «СОВА», рассказала о том, что Центр «СОВА» в новом проекте будет заниматься проведением мониторинга и анализа информации о насилии на почве ненависти, и нынешнее выступление будет как раз презентаций аналитического доклада «Лето 2011: Новая партия заключенных-неонацистов и мечты о второй «Манежке”».

Среди основных тенденций Вера Альперовичотметила процесс сокращения количества расистских нападений, который начался примерно с 2008 года. Первой причиной этого эксперт назвала смещение внимания неонацистов с уличной борьбы с «этническими врагами» на борьбу с властью, борьбу за власть и помощь заключенным националистам. Это смещение уже вписано в идеологию и объясняется тем, что нет смысла нападать на приезжих, поскольку есть власть, которая их снова сюда завезет. Вторая причина, тесно связанная с первой, заключаться в возрастании количества судебных процессов над неонацистами, совершавшими насильственные или пропагандистские преступления.

За девять месяцев 2011 года центром «СОВА» зафиксировано 106 нападений по мотиву ненависти, в ходе которых погибли 16 человек. Для сравнения, в 2009 году эти же 106 нападений были зафиксированы только за три летних месяца. Несмотря на то, что статистка обычно пополняется с большим опозданием и иногда цифры изменяются спустя год почти в два раза в сторону увеличения, тенденция снижения количества нападений очевидна.

Одновременно со этим растет количество приговоров. В 2005 году было вынесено 17 приговоров за насильственные преступления по мотиву ненависти, а в 2010 таких приговоров было уже 93, так что рост в этом плане очень серьезный.

Вера Альперович заметила, что в данную позитивную статистику, тем не менее, можно внести ложку дегтя: «Я разделила все имеющиеся приговоры за 2011 год за именно насильственные преступления по мотиву ненависти на две категории — более тяжкие, то есть, убийства и нанесение тяжких телесных повреждений, и менее тяжкие — то есть, хулиганство, побои и другие. Оказалось, что к первой категории относятся 25 приговоров, а ко второй — только 19 приговоров. Бытовая логика подсказывает, что конечно отнюдь не все преступления по мотиву ненависти заканчиваются тяжелыми увечьями или смертельным исходом. Это скорее говорит о том, что, если нападение не заканчивается смертью или доставлением человека в больницу, или его обращением за серьезной медицинской помощью, то такие заявления либо не подаются в милицию, либо не расследуются, либо не доводятся до судов».

Этот сбой, как подчеркивает эксперт Центра «СОВА», происходит во многом благодаря состоянию российской правоохранительной системы. Во-первых, нужно отметить общее недоверие как населения, так и приезжих к правоохранительным органам, приводящее к нежеланию подавать заявление по менее тяжким преступлениям. Во-вторых, полиция иногда не принимает заявления о нападении под разными предлогами, в том числе из-за того, что некоторые полицейские симпатизируют нападавшим, а не потерпевшим. В-третьих, бесправное положение многих приезжих толкает полицию на обращение с ними как с людьми второго сорта, когда даже мотив ненависти сложно идентифицировать.

В силу этих причин менее тяжелые преступления по мотиву ненависти не попадают в общую статистику Центра «СОВА», поскольку по ним не проводятся расследования и судебные разбирательства. По словам Веры Альперович, именно на помощь во многом бесправным и слабо защищенным жертвам преступлений по мотиву ненависти и доведение подобных дел до суда будет направлен новый совместный проект с Комитетом «Гражданское содействие».

Светлана Алексеевна Ганнушкина рассказала об особой категории дел, которые не попадают в общую статистику о преступлениях на почве ненависти, потому что ненависть как раз испытывали те, кто признан «жертвами», а судят тех, кто действительно пострадал.

По словам председателя Комитета «Гражданское содействие», «в таких случаях можно говорить о ненависти со стороны органов следствия, потом прокуратуры и, наконец, суда». Общая канва данной особой категории дел такова: сначала происходит нападение националистов на трудовых мигрантов, а потом к националистам присоединяются сотрудники полиции, с одной стороны, зараженные тем же чувством ксенофобии, а с другой стороны, нападавшие часто оказываются соседями, знакомыми или даже друзьями сотрудников правоохранительных органов. Иногда полиция поддерживает нападавших, потому что это дети высокопоставленных лиц, которые могут оказать влияние на оперативную работу.

В то, что написано в первоначальных протоколах невозможно поверить. Но далее это сшивается следователем и превращается в обвинительное заключение, которое неизбежно будет поддержано прокуратурой, а потом в суде, где, сидят люди уже более высокой квалификации, приговор приобретет большую достоверность, чем первоначальные протоколы оперативников, благодаря новым деталям и штрихам. Остановить этот процесс практически невозможно.

В подтверждение описанной ею картины Светлана Алексеевна привела слова президента Дмитрия Медведева, который объяснил отсутствие оправдательных приговоров тем, что «суд связан с обвинением и прокуратурой профессионально, психологически и корпоративно”. Если профессиональная общность естественна, то психологическая много хуже, поскольку судья должен чувствовать себя над схваткой. Но корпоративное единство означает крах судебной системы. Наконец, на самом высоком уровне мы признаем, что у нас есть корпорация, не имеющая отношения к независимой судебной власти.

Далее председатель Комитета «Гражданское содействие» рассказала о деле братьев Юнусовых, на которых в октябре 2008 года сначала напали националисты, а потом их поддержали сотрудники милиции, продолжив жесткое избиение уже в отделении. «Чтобы понять, что с ними делали, надо было видеть Ибагима Юнусова, который пришел ко мне на прием. Взрослый красивый мужчина, у которого дрожат плечи и льются слезы, и он еще за это просит у меня прощение», — делится Светлана Алексеевна своими впечатлениями. В итоге, братьев обвинили в краже мобильного телефона у одного из нападавших за неделю до избиения, несмотря на то, что, согласно биллингу, всю эту неделю «потерпевший» продолжал пользоваться своей SIM-картой, которую, как заявил на суде, нашел в кустах после ограбления.

Адвокатам удалось добиться максимума — условного, а не реального лишения свободы для братьев Юнусовых.

Еще один случай, который закончился гораздо хуже — это дело Аитова и Душамова. Два молодых парня из Узбекистана работают в Наро-Фоминске. 22 ноября 2009 года мигранты идут в магазин, после чего на Аитова, вышедшего на улицу первым, нападают националисты. Когда приезжает милиция, то они забирают Аитова и Душамова, и по дороге в отделение имитируют побег, в результате Аитов и Душамов имеют несколько огнестрельных ранений, а впоследствии обвиняют их в вымогательстве 400 рублей с одного из нападавших. «Когда ребятам дали по 6 с половиной лет реального заключения, я подошла к прокурору и спросила её, что же Вы сделали? Вы посадили двух невинных ребят. Вы же могли отказаться от обвинения!», делится Светлана Алексеевна. «Прокурор посмотрела на меня добрыми голубыми глазами с искренним удивлением и спросила: «Как это отказаться, Вы чего?».

Третье дело против Анвара Юсупова еще не закончено — дело находится в суде. 16 января между станциями метро Китай-город и Тургеневская на Анвара и двух его друзей с криками «чурки черножопые» напали около 10 пьяных молодых людей с закрытыми шарфами лицами и в масках. Когда Анвар заметил в руках у одного из нападавших нож, то он схватил с пола пустую бутылку, разбил ей горлышко и, приставив её к спине зачинщика, крикнул: «Не подходи». Анвар не нанес никому никаких травм, и только благодаря этому шагу мигранты смогли доехать до станции живыми и позвать на помощь милицию. Анвара Юсупова в данный момент защищает адвокат Комитета «Гражданского содействия» от обвинений в угрозе жизни тому самому зачинщику. Следующее заседание состоится 10 октября в 10.30 утра в Мещанском суде.

В завершении Светлана Алексеевна Ганнушкина рассказала, что ксенофобия и русский национализм, в конечном счете, угрожают не только их жертвам: «Я вернулась из Алтайского края, где мне люди говорили о своем нежелании ехать в столицу лишний раз, поскольку у них постоянно проверяют документы и даже иногда спрашивают российскую визу. Как будто кто-то уже признал, что Россия распалась. Руководитель Общественной палаты Тывы сказал, что таким образом русский народ теряет свою историческую миссию объединения народов России. Русский националист действует вопреки этому и, в конечном итоге, приводит к деструкции своего собственного народа».

Список участников — представителей СМИ

О.Алленова, журнал «Власть»

О.Бегун, BDK GmbH

В.Э.Козлов, газета «Московские новости»

А.С.Краев, Радио «Сити — FM”

В.В.Массальский, Радио «Голос Америки»

П.Мякинченко, «Новая газета»

А.А.Семенец, Агентство социальной информации

Е.О.Черкасова, газета «Московский комсомолец»

Видео запись пресс-конференции

[embed_media source="youtube"]http://www.youtube.com/watch?v=GnklNfLhKwg

Основные итоги первого полугодия 2011 года по проекту «Правовая и социальная помощь трудовым мигрантам»

С января по июнь 2011 года включительно в Комитет «Гражданское содействие» обратились 338 трудовых мигрантов, из них:

  • 216 гражданина Узбекистана,
  • 64 гражданина Таджикистана,
  • 29 граждан Афганистана,
  • 8 граждан Украины,
  • 6 граждан Молдавии,
  • 4 гражданина Кыргызстана,
  • 3 гражданина Армении,
  • 2 гражданина Абхазии,
  • 2 гражданина Камеруна,

по одному гражданину Беларуси, Туркмении, Судана и Ганы.

Большинству обратившихся были предоставлены консультации по вопросам трудового права и разрешению трудовых споров; также мигрантов интересовал вопрос легализации на территории России (получение РВП, вида на жительство, гражданства России), вопросы выезда с территории России, когда пребывание носит нелегальный характер и другие.

Кроме этого, информация о необходимости обязательного заключения трудовых договоров, которые помогут в дальнейшем отстаивать свои права в судебном порядке и не попадать в ситуацию трудового рабства, и порядке заключения договоров была распространена в виде листовок «Не работай без договора!» (на узбекском, таджикском и русском языках) среди 8 бригадиров строительных бригад, общая численность которых составила около 200 человек. Также сотрудничество с Международной организацией по миграции позволило распространить через Центр консультирования трудовых мигрантов в Москве 500 листовок «Не работай без договора!» на таджикском и русском языках.

Основные усилия сотрудников проекта были направлены на защиту трудовых мигрантов по наиболее острым для них вопросах: защите трудовых прав, нарушение которых ставит мигрантов в рабское положение, а также по фактам пыток в милиции, насилия на почве ненависти, фальсификации уголовных дел, незаконных выдворений, сексуального рабства, насилия со стороны работодателей и других.

С января по июнь 2011 года по вопросу трудовых споров в Комитет «Гражданское содействие» поступило 20 обращений, как индивидуальных, так и коллективных (от бригадиров, выступающих от имени трудового коллектива). Общее количество заявителей — 198 человек, из них:

  • 153 — граждане Узбекистана,
  • 45 — граждане Таджикистана.

Общая сумма задолженности работодателей перед трудовыми мигрантами составила 4, 853, 640 рублей (около $180, 000).

Удалось добиться выплаты по 10 обращениям (23 человека), сумма возвращенных заработных плат в итоге переговоров составила 600, 590 рублей (около $ 22, 250).

По остальным 10 обращениям ведутся переговоры с работодателями и переписка с правоохранительными органами и трудовой инспекцией г.Москвы и Московской области. По одному из обращений, при содействии прокуратуры г.Москвы, удалось обнаружить фирму-однодневку и лишить её руководителя регистрации в г.Москве. Несколько дел передано в суд.

Адвокаты Комитета представляют интересы трудовых мигрантов по широкому кругу вопросов, по делам, которые суд рассматривает в административном порядке, а также уголовным делам.

С января по июнь 2011 года к производству принято (или продолжено с предыдущего периода) 15 дел, по которым права и свободы трудовых мигрантов защищаются в судебном порядке. Из них:

  • судебные дела по трудовым спорам — 3;
  • кейсы по противодействию фальсификации уголовных дел против трудовых мигрантов — 4;
  • дела по оспариванию незаконных выдворений трудовых мигрантов — 3 (в том числе, в Европейском суде по правам человека);
  • дела по нанесению тяжкого вреда здоровью трудовых мигрантов — 2;
  • дела по пыткам полиции в отношении трудовых мигрантов — 3.

Кроме этого, в целях создания и распространения практики защиты прав трудовых мигрантов:

  • установлено взаимодействие с Всероссийской конфедерацией труда (ВКТ), объединением независимых профсоюзов;
  • налажено сотрудничество с Международной организацией по миграции в Москве.

Сотрудники проекта неоднократно выступали по теме защиты прав трудовых мигрантов, гармонизации трудовых отношений на российском рынке труда и освещению дел конкретных заявителей в СМИ (телепередача «Законодатели» на канале ВКТ; передача на радио «Говорит Москва», публикации в «Новой газете», журнале «Русский репортер», Интернет-газета «ГРАНИ.ру» и другие) и на международных и российских мероприятиях (Первый Уральский миграционный Форум, г.Екатеринбург; лекция по трудовой миграции в России в г.Берлин, Германия и других).

В связи с фактически рабским положением в России трудовые мигранты часто оказываются в тяжелых жизненных ситуациях. В ходе проекта было оказано содействие также жертвам сексуального и трудового рабства, в том числе, при содействии Фонда помощи жертв рабства ООН. Важным является начало сотрудничества со службой Социального патрулирования г.Москвы.

Экспертный круглый стол «Трудовая миграция и трудовые отношения: роль и сотрудничество профсоюзов и общественных организаций».

Целью круглого стола было обсуждение подходов к работе с мигрантами со стороны разных организаций, поиск общих подходов и возможностей сотрудничества в области защиты прав трудовых мигрантов и гармонизации трудовых отношений на российском рынке в целом. В экспертном обсуждении проблем трудовой миграции приняли участие представители московских и региональных общественных организаций, профсоюзов, академических учреждений, имеющие опыт работы с трудовыми мигрантами и работодателями.

Светлана Алексеевна Ганнушкина, председатель Комитета «Гражданское содействие» и член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте России, открывая мероприятие, отметила, что количество обращений от трудовых мигрантов в общественные организации существенно увеличивается в последние годы. Правозащитным организациям, работающим с мигрантами, становится все труднее справляться с растущим потоком их обращений в связи с массовыми нарушениями трудовых прав, поэтому вопрос сотрудничества с профессиональными союзами является одним из самых актуальных. Кроме того, большой проблемой стали уголовные преступления на почве ненависти, потерпевшими в которых становятся трудовые мигранты, а также дела по обвинениям трудовых мигрантов в преступлениях, которых они не совершали.

Представители Международной организации по миграции (МОМ) и Международной организации труда (МОТ) познакомили участников круглого стола с подходами к взаимодействию профсоюзов и общественных организаций в области трудовой миграции в разных странах. Наиболее продуктивным для повышения стандартов труда в развитых странах признан подход вовлечения трудовых мигрантов в национальные независимые отраслевые профсоюзы, что позволяет добиваться равной оплаты и равных условий труда как для отечественного, так и для иностранного работника. По словам Светланы Боинчан, представителя Международного союза пищевиков (IUF): «Защита прав мигрантов — это наилучший способ защитить от произвола и местных работников».

Российские общественные организации поделились опытом защиты прав трудовых мигрантов и основными текущими проблемами, с которыми сталкиваются юристы и консультанты организаций, в том числе: невыполнимая процедура миграционного учета; широко распространенная практика заемного труда; система квотирования, несовместимая с безвизовым режимом с трудоизбыточными республиками; опасение трудовых мигрантов первичного контакта с профсоюзами; незаинтересованность государства в финансировании общественных организаций, занятых интеграцией и защитой прав мигрантов и многими другими.

Представленная позиция профсоюзных организаций заключается в желании добиваться равных условий труда на российском рынке, что невозможно сделать, не защищая прав иностранных трудящихся, или игнорируя их присутствие на рынке. Однако было отмечено, что в отличие от общественных организаций, имеющих долгий опыт защиты прав трудящихся мигрантов, в целом российские профсоюзы в данный момент находятся скорее на этапе определения собственной роли и наиболее эффективных подходов к данной проблеме.

В ходе дискуссии были озвучены несколько предложений по развитию сотрудничества между общественными организациями и профсоюзами.

Общественные организации могут содействовать доступу профсоюзных работников к рабочим местам мигрантов с целью просвещения рабочих в области свободы ассоциаций и участия в профессиональных союзах.

Совместные просветительские действия также могут быть направлены на работодателей, которые стремятся усовершенствовать систему трудоустройства на своих предприятиях.

Как возможное поле для общей работы также были предложены:

  • совместный мониторинг соблюдения равных условий труда,
  • разработка законодательных инициатив,
  • налаживание сотрудничества с гражданскими обществами стран исхода трудящихся мигрантов.

Участники круглого стола выразили намерение разработать Декларацию, в которой будут отражены общие ценности и приемлемые для современного российского общества подходы к разрешению сложных вопросов, связанных с трудовой миграцией. Такая декларация должна быть разработана и принята на более широком мероприятии, и представлена на других существующих дискуссионных площадках, таких как обсуждение стратегии миграционной политики в Высшей школе экономики, мероприятия в Союзе журналистов России и заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте России.

Борис Евгеньевич Кравченко, президент Конфедерации труда России и член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте России, подытожил экспертный круглый стол, отметив общее желание сделать подобный формат общения регулярным, в том числе с возможностью обсуждения отдельных конкретных проблем, с приглашением представителей правоохранительных органов, исполнительной и законодательной ветвей власти, работодателей и постепенным расширением круга единомышленников.

Список участников

Абдул Каюм Мохаммад Омар — Некоммерческое партнерство «Центр диаспор Афганистана»

Атаниязова Юлдуз — Фонд «Таджикистан»

Боинчан Светлана — Координатор Восточно-Европейских программ по органайзингу трудовых мигрантов, Международный союз пищевиков IUF

Бизюков Петр Вячеславович — Ведущий специалист социально-экономических программ АНО «Центр социально-трудовых прав»

Власова Наталия Ивановна — Фонд «Миграция XXI век»

Волох Владимир Александрович — Председатель общественного совета при ФМС РФ, заместитель заведующего кафедрой управления миграционными процессами Института государственного управления и права Государственного университета управления, кандидат политических наук

Гагарина Наталья Вячеславовна — Руководитель PR-направления Комиссии по труду и миграции ЦС «Сторонников «Единой России»

Ганнушкина Светлана Алексеевна — Председатель Комитета «Гражданское содействие», член Правления Общества «Мемориал», член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте России

Герасимова Елена Сергеевна — Директор АНО «Центр социально-трудовых прав»

Графова Лидия — Форум Переселенческих Организаций

Грибанова Валентина — Сеть «Миграция и Право», ПЦ «Мемориал»

Гришко Оксана — Фонд имени Фридриха Эберта

Денисова Анастасия — Комитет «Гражданское содействие»

Золотаревская Ирина Анатольевна — Сеть «Миграция и Право», ПЦ «Мемориал»

Каримов Ренат Исмагилович — Председатель Профсоюза трудящихся-мигрантов занятых в строительстве, коммунальном хозяйстве и смежных отраслях

Кравченко Борис Евгеньевич — Президент Конфедерации труда России (КТР), член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте России

Павловская Юлиана — Международная организация по миграции (МОМ)

Полянина Мария — Сеть «Миграция и Право», ПЦ «Мемориал» (Екатеринбург)

Решетин Сергей — Пресс-служба КТР

Строенко Николай Николаевич — Председатель Межрегионального профсоюза работников транснациональных кампаний пищевой, табачной и смежных отраслей промышленности, «Солидарность»

Тюрюканова Елена — Центр миграционных исследований

Фарок Фарда — Председатель по миграционной политике Общероссийской федерации мигрантов, НП «Центр диаспор Афганистана»

Хофман Наталья — Национальный координатор Международной Организации Труда (МОТ) по вопросам трудовой миграции в Российской Федерации

Шапошников Владимир Петрович — Член Общественного Совета при ФМС РФ, член рабочей группы по реформированию Трудового законодательства при РСПП, председатель Комиссии по труду и миграции ЦС «Сторонников «Единой России», Председатель профсоюза работников строительных специальностей и сервисных организаций

Ludmila Radautan ROM Monitor — Сотрудник EHCO

Рабыни из Приднестровья

Садясь в машину незнакомого мужчины, встретившего Лену на вокзале, она «уже почуяла шо-то не то», как она сама рассказывала. Мужчина — как оказалось, земляк из Тирасполя, взял паспорт Лены «на хранение» и сказал, что теперь у неё будут клиенты. Лена, как сама говорит, когда узнала, чем надо будет заниматься, сказала, что хочет домой, но земляк «пару раз двинул по морде» и понеслось.

Клиенты, как говорит Лена, были в основном из подмосковного Домодедово, многие били, поэтому у неё начались приступы, похожие на эпилептические припадки. В марте этого года Лена сбежала из Подмосковья в Москву, оставив попытки вымолить паспорт у сутенера или, как его называют молдавские коллеги, «траффиканта» (от слова trafficking – торговля людьми). Только после этого она призналась маме по телефону, что работала отнюдь не с компьютером. Мама позвонила на горячую линию для жертв рабства в Кишиневе.

И вот Лена у нас, и начинается череда походов по учреждениям и бесед с чиновниками о коллизии, вытекающей из нашей международной политики: у Лены, как и у многих граждан Приднестровья, был заграничный паспорт РФ, но внутреннего российского паспорта никогда не было. Мнения чиновников разошлись: одни говорили, что нужно сначала подавать документы на российский паспорт, а потом получать заграничный («девочка должна быть рада российскому паспорту»); другие — что нужно объяснить ситуацию в ФМС и просить сразу выдать второй заграничный в обход процедуры («зачем ей вообще нужен наш внутренний, пусть едет домой»). Лена действительно хотела домой к маме, да так сильно, что спустя неделю наших совместных хождений по учреждениям… сбежала за паспортом к сутенеру.

Вернулась Лена через неделю, естественно, без паспорта, с кровоподтеком на лбу и множественными ссадинами. Врачи скорой помощи забрали её в больницу прямо из нашего офиса, а мы стали искать вместе с «Социальным патрулем», где её приютить. Помощь пришла с неожиданной стороны. Полиция, которую вызвали врачи, в связи с признанием Лены о многократном групповом насилии, буквально за 5 дней нашла на одной из спешно заброшенных «точек траффикантов» не только еще одну рабыню — Юлю из Тирасполя, но и многострадальный заграничный российский паспорт Лены. Сейчас бывшие рабыни из Приднестровья уже в Кишиневе и скоро поедут к мамам, а кишиневские коллеги планируют обратиться в свои правоохранительные органы, чтобы заняться предприимчивым приднестровским хлопцем.

Благодарность сотрудникам Комитета «Гражданское содействие» от Международной организации по миграции (МОМ)

Трудовые мигранты в Москве: между рабством и ксенофобией 22:46

В работе форума приняли участие представители профильных министерств, первые лица региональной власти, руководство Управление ФМС по Свердловской области, представители общественных организации из различных регионов России, а также работодатели, привлекающие иностранных работников.

Анастасия Денисова — координатор проекта «Защита прав трудовых мигрантов» — представила на форуме опыт Комитета «Гражданское содействие». Вашему вниманию предлагается пленарный доклад «Трудовые мигранты в Москве: между рабством и ксенофобией», прозвучавший в секции «Адаптация и интеграция переселенцев и мигрантов».

«Трудовые мигранты в Москве: между рабством и ксенофобией»

Несмотря на распространенный в среде московских трудовых мигрантов тариф Мегафона «Тёплый приём» для связи с родными из бывших советских республик, по словам самих мигрантов, условия для приезжего в Москву трудно назвать действительно «Тёплым приёмом».

Опыт трехлетнего Проекта по защите прав трудовых мигрантов Комитета «Гражданское содействие» позволяет говорить о том, что большая часть трудовых мигрантов в Москве находятся между фактически рабством и национализмом.

Проблемы, с которыми трудящиеся мигранты обращаются в Комитет «Гражданское содействие», широко известны. Именно эти проблемы и не позволяют мигрантам интегрироваться в российскую действительность:

  • запутанные правила временного пребывания,
  • массовые нарушения основных прав мигрантов,
  • недружелюбие правоохранительных органов,
  • «взяткоемкость» сферы трудоустройства,
  • преступления на этнической почве.

1. Запутанные правила временного пребывания

Большинство мигрантов, прибывающих поездами «Ташкент-Москва» и «Душанбе-Москва» на Казанский вокзал не имеют никакой приглашающей стороны в Москве, и объективно найти её за 3 дня без услуг посредников почти не возможно. Согласно мартовским поправкам, законодатель увеличил срок постановки на миграционный учет до 7 рабочих дней, что не может не радовать. Будет наивно предположить, что это поможет решить проблему недобросовестных посредников и фальшивых отрывных корешков, обладатели которых выпадают из правового поля.

С начала 2011 года Комитет сталкивается с привлечением мигрантов к административной ответственности (вплоть до решения о выдворении) за неуведомление миграционных органов в указанные сроки. При вмешательстве адвокатов обнаруживалось, что конверт, отправленный по почте, находился в территориальном ФМС нераспечатанным в горе таких же конвертов будущих кандидатов на выдворение. Это наглядно иллюстрирует то, что сама система миграционного учета не справляется с установленными правилами.

2. Массовое нарушение основных прав мигрантов

а) Нарушение трудовых прав мигрантов: является самой распространенной причиной обращения трудовых мигрантов. Только с января 2011 года в наш Комитет обратились 7 бригадиров строительных бригад, в том числе с крупнейшей московской стройки «Москва-Сити», общей численностью более 120 человек, а также ряд обманутых трудовых мигрантов лично. Сумма невыплаченных им зарплат составляет более двух миллионов рублей.

Юристы и адвокаты нашего Комитета первоначально проводят переговоры с работодателями, которые редко приводят к успеху, а далее обращаются в прокуратуру и государственную трудовую инспекцию, рассчитывая не столько на возврат трудящимся их зарплат, сколько на профилактику безответственности конкретных работодателей. Иногда адвокатам даже приходится защищать трудовых мигрантов, требующих заработанные деньги, от физических расправ со стороны работодателей.

б) Фактическое отсутствие социальных прав трудящихся мигрантов

Российское законодательство не предполагает ни пособий, ни пенсий для пожилых или инвалидов, ни медицинской помощи (выходящей за рамки неотложной).

В Москве в течение многих лет нам удавалось добиваться доступа к медицинской помощи по отношению к детям, беременным женщинам и тяжелым взрослым больным, однако с осени 2010 года московские власти перестали прикреплять мигрантов к поликлиникам, даже детей и женщин.

в) Недружелюбие правоохранительных органов к мигрантам

В Комитет «Гражданское содействие» поступают сообщения об уголовных делах против выходцев из азиатских республик, которые приезжают в Москву и Московскую область на заработки. Многие из этих дел имеют схожий сценарий: сначала на мигрантов нападает группа подростков и избивает их, выкрикивая расистские лозунги. Далее милиция либо продолжает избиения и унижения пострадавших, либо откровенно саботирует следствие, превращая потерпевших в преступников и обвиняя их в мелких кражах. Таким образом ксенофобия с улиц заражает и следственные, и судебные органы, потворствуя безнаказанности настоящих преступников.

4 апреля в подмосковном г.Щелково прошли прения по уголовному делу против братьев Юнусовых. Ибрагим Юнусов давно приехал в Подмосковье, хорошо зарабатывает. Рустам Юнусов приехал к брату из Узбекистана. В октябре 2008 года на ст.Соколовская на них напала группа молодых людей с криками «чего приехали на нашу территорию, чурки». Милиция отвезла братьев в отделение, где их били битами и дубинками всю ночь. Под утро Ибрагиму вернули снятую с него ранее куртку, в которой оказался чужой сотовый телефон. Заявление о краже телефона поступило в этот же день от одного из избивавших братьев Юнусовых на платформе. Сейчас им грозит до 7 лет тюрьмы. Следствие по уголовному делу по фактам пыток в данный момент приостановлено. Сам Ибрагим Юнусов считает, что в Щелково таким образом дружат националисты и полиция, выбирая для вымогательств или фальсификации уголовных дел одну из самых уязвимых групп — мигрантов.

3. «Взяткоемкость» системы трудоустройства мигрантов

Безвизовый въезд из трудоизбыточных республик + система квотирования — это рецепт процветания коррупции и создания армии нелегальных мигрантов.

На съемке передачи «Законодатели» московского телеканала ВКТ депутат Мосгордумы предложил такой метод борьбы с коррупцией: «нужно закрыть границы с республиками». Слова депутата можно дополнить — «или серьезно менять систему квотирования».

О том, что квоты покупаются говорят не кулуарно, а, например, на бизнес-семинаре для работодателей крупной консалтинговой компании, во время которого предприниматели и бизнесмены сетуют, что из-за невозможности получить квоту разваливаются слаженные трудовые коллективы, поэтому квоту либо покупают, либо нанимают работников без оформления вообще.

Комитет «Гражданское содействие» разработал и сейчас распространяет просветительские памятки на узбекском и таджикском языках, которые называются «Не работай без договора — это путь к рабству». Но они вызывают у мигрантов улыбку: «Если мы будем требовать договор от работодателя, то он найдет на это место тех, кто требовать договор не будет». В итоге получается замкнутый круг.

Основная жалоба трудовых мигрантов с начала нового года: система «3 + 9» не работает, хотя законодательство не изменилось. Ранее мигрант мог получить разрешение на работу без учета квоты и 3 месяца работать в организации, не имеющей разрешение на привлечение иностранной силы, чем пользовались мигранты из Украины. В середине февраля по телефону «горячей линии» по трудовой миграции УФМС по г.Москве подтверждали, что приём физических лиц «пока не ведется». Это означает, что приезжающие в нового года в Москву трудовые мигранты не имеют доступа к легальной работе.

4. Преступления на этнической почве стали почти обыденным явлением

В 2010 году по предварительным подсчетам Информационно-аналитического центра «СОВА» от насилия на почве ненависти погибли 37 человек и не менее 386 были ранены, при этом чаще всего жертвами таких нападений являются выходцы из Центральной Азии. Трудящиеся мигранты часто упоминают о таких нападениях вскользь, принимая их как данность и неизбежный побочный эффект работы в Москве. Поводом для обращения в Комитет расистское нападение становится тогда, когда мигранту нанесли тяжкие телесные повреждения, или, как в случае с Юнусовыми, сделали из жертв преступников.

Каждая из вышеперечисленных проблем вносит свой вклад в формирование фактически нового сословного общества, в котором мигранты составляют бесправное низшее сословие. Такое общество характеризуется экономической, социальной и культурной деградацией. В таком обществе в конечном счете неуютно жить не только мигрантам.

Слагаемым же интеграции и адаптации трудящихся мигрантов могут быть:

  • упрощение правил временного пребывания;
  • защита основных прав трудовых мигрантов;
  • серьезный экономический анализ причин зависимости экономики от нелегального труда;
  • изменение отношения общества к мигрантам, особенно из среднеазиатских республик.

Для преодоления массового бесправия, нужно либо действительно, как сказал депутат, «закрыть границы», либо присоединиться к Международной конвенции «О защите прав всех трудящихся мигрантов и членов их семей» и включить в законодательство хотя бы минимальные социальные гарантии для мигрантов.

Одним из лучших примеров интегрированных в общество мигрантов можно назвать семинар одного из московских профсоюзов мигрантов. В актовом зале большого завода собрались в преддверии 12 апреля более 100 мигрантов из Узбекистана, Таджикистана, Киргизии, Украины, а также простые москвичи для встречи с Героем России, летчиком-космонавтом А.И.Лазуткиным, который в 1997 году провел 183 дня в космосе. После его увлекательного рассказа о полете участники задавали вопросы об НЛО, о Боге, о том, как выглядит наша общая планета со стороны. Тема космоса так сроднила бывших сограждан по союзному советскому государству, что ведущий даже привел аналогию, что космонавты в общем-то тоже мигранты, и, если бы А.И.Лазуткин провел в космосе на один день больше, 184 дня, то он бы, как и присутствующие в зале мигранты, стал бы космическим налоговым резидентом. В конце концов, интеграция мигрантов — это когда люди чувствуют себя людьми.

Трудовому мигранту из Таджикистана удалось получить честно заработанные деньги

Многие из них в Москве превращаются в современных крепостных, несмотря на отмену крепостного права в России еще в XIX веке. Из-за невозможности заработать средства для своей семьи на Родине трудовые мигранты из Средней Азии готовы браться в Москве за любую работу и за любые деньги. Этим страстным желанием, как и скудным знанием русского языка, часто пользуются недобросовестные работодатели — строительные фирмы, которые за тяжелый физический труд могут просто не выплатить заработную плату.

Гулмамад приехал в Москву из Таджикистана в октябре 2010 года. Его знакомые вскоре предложили ему работу на одном из строящихся объектов в районе Москва-сити. В ноябре его взяли в бригаду, выдали спецодежду и заселили в общежитие.

С самого начала декабря 2010 года Гулмамад приступил к работе плотника на объекте. Несмотря на то, что 10 января — срок выплаты заработной платы — прошел не замеченным работодателем, вся бригада плотников продолжала работу. Только 20 января представитель работодателя пришел в общежитие, чтобы выплатить… аванс в размере 2000 рублей каждому работнику.

Несмотря на заверения представителя в скорой выплате долга, 23 января всю бригаду плотников выселили из общежития на мороз. Гулмамад узнал от знакомых про Комитет «Гражданское содействие» и пришёл на приём со своей проблемой.

Сотрудники организации помогли ему собрать достаточные доказательства произведенных работ и вступили в переговоры с недобросовестным работодателем. Вскоре фирма все-таки изыскала средства и расплатилась с Гулмамадом. Он смог вернуться на родину с честно заработанными для семьи деньгами.

К сожалению, это только один успешный случай из сотен. Важными в данной ситуации остаются две вещи: то, что Гулмамад теперь просвещен в деталях российского трудового законодательства и не даст себя в обиду, но будет обязательно заключать трудовой договор и собирать доказательства произведенных работ для защиты своих интересов в суде; и то, что данный работодатель знает, что в Москве есть кому вступиться за мигранта в случае, если его трудовые права нарушаются.

Преступления на почве ненависти: опыт зарубежных стран и российское правоприменение

В семинаре приняли участие юристы и адвокаты, социальные работники и волонтеры Комитета «Гражданское содействие» и Правозащитного центра «Мемориал», а также представители УВКБ ООН, Международной организации по миграции (МОМ), Центра социально-трудовых прав, Фонда «Таджикистан» и других организаций.

Ведущий семинара Александр Верховский («СОВА») рассказал о том, как устроено зарубежное законодательство в области преступлений на почве ненависти, зачем необходимо выделять этот мотив и какие существуют сложности при его доказывании.

«Доказать, испытывал ли человек ненависть, — непростое дело. Поэтому существует другой подход, и считается, что такое преступление может быть мотивировано не именно ненавистью, а неким предубеждением по отношению к какой-то группе людей. То есть это преступление, совершенное избирательным образом, – человек сознательно собирался напасть, например, на мусульманина.

В разных законодательствах разных стран по этому поводу написано по-разному. В постсоветских странах фигурирует «ненависть» и «вражда», в Британии это «расистский мотив», в Бельгии это «ненависть», «презрение» или «враждебность». В некоторых странах прямо ссылаются только на избирательность мотива, не объясняя какого. Во Франции, Дании, Болгарии пишут просто «по причине принадлежности жертвы к такой-то группе».

Нельзя сказать, что это решение проблемы. Если человек грабил, например, только геев, потому что это ему казалось безопаснее, является ли это преступлением ненависти? А если бы он детей грабил по той же причине? У них ведь точно меньше способность защищаться. То есть избирательность может носить явный прагматический характер.

Таким образом, на практике даже в тех странах, где пишут «по причине», то есть просто констатируется избирательность, в суде все равно, конечно, будут рассматриваться вопросы о некоторой неприязни в отношении жертвы. Но в законе это не прописано, что создает некоторую двусмысленность, которая, видимо, не имеет идеального разрешения», — сказал Верховский.

Ведущий пояснил, для чего нужно специальное законодательство для преступлений ненависти и почему не достаточно обычных уголовных статей для наказания таких преступников. «Суть здесь в том, что считается, что преступление ненависти, преступление, совершенное по критерию избирательности, покушается на равноправие. Это фундаментальная значимая ценность для общества, которую оно защищает», — отметил эксперт.

От зарубежного опыта ведущий перешел к российской ситуации. Александр рассказал, как происходило становление российского законодательства в области преступлений на почве ненависти: «Про российское законодательство рассказывать легко и просто, потому что оно, по счастью, в этой области не очень сильно стремится пойти по особому пути, а идет по обычному, общеевропейскому. Как и в Европе, у нас давно существовала статья за разжигание межнациональной розни, то есть за пропаганду, но не был статьи, связанной именно с общеуголовными преступлениями, совершенными по мотиву ненависти. Потом этот элемент внесли в эту статью Уголовного кодекса – о возбуждении розни с использованием насилия. То есть главное не то, что кого-то побили, а то что при этом возбуждалась рознь. Это довольно советский взгляд на вещи, но вот так оно было устроено. И в таком виде дожило до создания нового Уголовного кодекса 1996 года, когда картина изменилась.

В общую часть статьи 63 УК РФ, где перечислены отягчающие обстоятельства, внесли такое обстоятельство как преступление по мотиву расовой, национальной, религиозной ненависти. И добавили этот же мотив как квалифицирующий признак в статью «Убийство». Плюс насилие осталось в статье 282, которая была как раз про пропаганду.

Поэтому с 1996 года, как правило, такие преступники попадали под 282-ую статью с пунктом про насилие. Если это было убийство, то оно могло быть с квалифицирующим признаком, а общее отягчающее обстоятельство из 63-й статьи не использовалось никогда. При том, что остальные пункты используются постоянно.

Позднее этот мотив стали добавлять как квалифицирующий признак к другим статьям о насильственных преступлениях. Это теперь не только тяжкие преступления, это все, вплоть до побоев, а также вандализм. Кроме того, мотив подредактировали в 2007 году, когда вносили поправки в антиэкстремистское законодательство. Также изменили формулировку как в статье 63, так и во всех квалифицирующих признаках. Теперь это звучит так: «по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной, религиозной ненависти или вражды или ненависти или вражды к какой-либо социальной группе».

Также Верховский рассказал о специфике расследований преступлений на почве ненависти в нашей стране, и ответил на вопросы участников семинара.

Анастасия Денисова («Гражданское содействие») отметила, что семинар был полезным, так как были озвучены ключевые моменты правоприменения в области преступлений на почве ненависти, а также специфика работы с жертвами таких преступлений.

«Для нас и ближайшего круга партнеров, для тех, кто ведет приём мигрантов и лиц, ищущих убежище, это было важным образовательным моментом. Несмотря на большой практический опыт адвокатов и социальных работников, специфика проблемы предполагает особые знания в этой области. Мигранты обращаются за консультациями по самым разным вопросам, и иногда упоминают о нападениях вскользь, считая, что побои иностранцев в Москве — это побочный эффект пребывания в столице. Социальным работникам и юристам, которые сталкиваются на приёме с жертвами нападений на почве ненависти, важно осознавать, что это особые случаи, требующие дополнительных усилий, например, по сбору доказательств, которые подтверждают наличие мотива вражды. Особые случаи еще и потому, что из-за нападения на почве ненависти в конечном итоге страдает не только сама жертва, но и другие люди из этой этнической, религиозной или другой группы, которых преступники хотели запугать.

Одновременно это была возможность рассказать нашим партнерам про проект помощи жертвам насильственных нападений на почве ненависти, который ведут Комитет «Гражданское содействие» и Центр «СОВА». Это новые ресурсы для взаимодействия и возможность обмениваться информацией о подобных случаях и эффективно работать с ними.

Особенно хотелось бы отметить готовность к сотрудничеству Фонда «Таджикистан», который выразил желание задавать своим посетителям дополнительный вопрос: «Подвергались ли Вы нападению на почве ненависти за время пребывания в России?» и вносить вклад в наш общий мониторинг», — отметила Анастасия.

Семинар прошел при поддержке Фонда «Память. Ответственность. Будущее».

«Помоги одному человеку!»

Г. Ганнушкина обратилась к Михаeлy Коцабy, Уполномоченнoмy по правам человека при Правительствe Чешской Республики с ходатайством, в котором убедительно просит наше государство немедленно остановить депортацию и выдачу этнических чеченцев в Россию, в связи с беспрецедентным нарушением человеческих прав со стороны государственных органов Чеченской Республики.

После того, как госпожа Ганнушкина рассказала г.Коцабy о чрезвычайной ситуации, сложившейся на данный момент в Чечне, и представила доклад на эту тему, oн попросил её написать по возвращении в Москву письмо, в котором представит перспективы, которые, по её мнению, ждут этнических чеченцев в случае возвращения в Российскую Федерацию.

После прочтения письма, которое его потрясло (полная версия письма находится в приложении), oн запросил дополнительную информацию как о ситуации в Чечне, так и об отношении Департамента по Азиловой и Миграционной Политикe МВД Чешской Республики к этой ситуации. Ознакомившись с полученными материалами, г. Коцаб собрал Комитет по правам иностранцев при Государственном cовете по правам человека. В совещании Советa приняли участие, кроме постоянных членов, чиновников ДАМП и множества гостей, также сенаторы Карел Шварценберг, Иржи Динстбир, Яромир Штетина и Яромир Ермарж.

Совет на совещании руководствовался сведениями своих членов по делaм чеченских беженцев, которые находятся в нашей республике с ходатайством о предоставлении убежищa, и также доступной информацией, указывающей на ситуацию по безопасности в Чечне и грубые нарушения прав человека в этом регионе. Ключевыми являются следующие документы:

  • Документ о временных директивах УВКБ ООН по оценке необходимости международной охраны для беженцев из Чеченской Республики РФ, 16.03.2009
  • Документ — «2009 Country Reports on Human Rights Practices – Russia», 11.3.2010
  • Информация, полученная от Комитета «Гражданское содействие», которую Уполномоченному по правам человека при Правительствe ЧР по предоставила председатель Комитета Светлана Ганнушкина, 08.05.2010
  • 84. постановление Совета по образованию, науке, культуре, правам человека и ходатайствам Сената ЧР, 02.12.2009
  • 114. постановление Совета по иностранным делам, охране и безопасности Сената ЧР, 9.12.2009
  • Письмо члена Amnesty International USA министру МВД ЧР, 6.7.2009
  • Письмo Американской Ассоциации Евреев из бывших стран СССР, 13.7.2009
  • Решение Окружного Суда в г.Брно, 23.3.2010

Совет считает необходимым поручить управлению, занимающемуся рассмотрением прошений о международной защите и управлению по принудительному возврату этих лиц, чтобы при рассмотрении заявлений от этнических чеченцев принималась во внимание ситуация в области соблюдения прав человека в Чечне, прежде всего пытки, заказныe убийства, негуманное и унизительноe обращениe как co стороны государственных, так и негосударственных силовых структур, запланированные убийства. Совет также считает важным не реализовывать решения о принудительном возвращении чеченцев из-за выше описанной ситуации даже в случае отказа по делу о международной охране и в других случаях решения о принудительном возвращении.

По вышеуказанным причинам, Совет предлагает поручить министру МВД осуществлять, в случае отказа в международной охране просителям из Чечни и этническим чеченцам, а равно и другим иностранцaм из Чечни, их возвращение в Российскую федерацию категорически только на добровольной основе.

Хана Деметерова
„Помоги одному человеку»

Прага, 18.5.2010

Уполномоченному по правам человека
В Чешской Республике
Г-ну Косабу

Уважаемый г-н Косаб!

В ответ на Ваш вопрос о том, какая судьба ожидает гражданина России — этнического чеченца, длительное время проживавшего в Европе, в случае, если он будет депортирован в Россию, имею честь высказать свое мнение.

Все чеченцы, возвращающиеся из-за рубежа, оказываются под пристальным вниманием властей. Это внимание связано с несколькими факторами:

  • подозрение в том, что возвратившийся на самом деле находился в незаконных вооруженных формированиях;
  • подозрение в том, что возвратившийся был в эмиграции связан с руководителями ЧРИ (Ичкерии) или поддерживал НВФ материально, или просто сочувствует им;
  • предположение, что у приехавшего есть деньги, которые можно отобрать, что и делается с легкостью;
  • резко отрицательное отношение к тем, кто не прожил вместе с Чечней период войны и восстановления.

Последнее не является какой-то спецификой Чечни, а наблюдалось, в частности, в бывшей Югославии и может быть выражено так: мы тут воевали, страдали, строили, а ты отсиделся в теплом месте и приехал на готовое.

Приехавших вызывают в органы ФСБ и МВД, где допрашивают и требуют сотрудничества. Часто эти допросы сопровождаются жестоким избиением, угрозами семье и т.п. Одним допросом дело не ограничивается, вызовы могут происходить регулярно, сопровождаясь избиениями и вымогательством больших денежных сумм.

Всякая попытка начать какую бы то ни было деятельность: торговлю, производство или что-то иное – сопровождается коррупционными требованиями оплаты услуг чиновников и вымогательством со стороны, связанного с ними криминала. Есть примеры, когда вернувшиеся открывают свой небольшой бизнес на занятые у знакомых деньги, но не могут ни развивать его, ни выплатить кредит из-за вымогательства и угроз. Они вынуждены снова покинуть Чечню и пытаться выехать из России, потому что представители чеченских криминализованных структур находят их и за пределами ЧР.

Особенно в опасном положении находятся молодые мужчины, которым не остается иного пути, как принимать требование спецслужб о сотрудничестве, и нет иной дороги, как идти служить в МВД ЧР.

Если согласие сотрудничать подписано или было подписано когда-то до отъезда, то молодой человек становится одновременно уязвимым и со стороны представителей власти, требующих у него донесений, и со стороны представителей НВФ. Те и другие готовы расправиться с любым по малейшему подозрению в действиях, направленных против их интересов.

Среди верхнего уровня МВД большинство офицеров в свое время принадлежало НВФ. Они прошли амнистию, несмотря на то, что совершенные ими преступления не подлежали амнистии, и теперь бесчинствуют в новой официальной роли. Они хорошо осведомлены о прошлом пребывающих и шантажируют их этим. Наверное, самым ярким примером такой личности может служить Тимур Даудов (по кличке Лорд) – бывший сподвижник Шамиля Басаева, сейчас — начальник Шалинского РОВД, имеющий звание Героя России и высшую награду нынешней Чечни — орден Ахмата Кадырова. Его сотрудники совершили множество преступлений, однако прикомандированные из других регионов России следователи не решаются даже допросить их. То же происходит по делам о похищении и убийстве Наташи Эстемировой («Мемориал», июль 2009г.), Заремы Садулаевой и ее мужа («Спасем поколение», август 2009г.), об исчезновении Заремы Гайсановой («Датский совет по делам беженцев», ноябрь 2009г.). В последнем случае исчезновение произошло в процессе спецоперации, которой, по его собственному признанию, руководил лично Кадыров.

И это перечислены только активисты гражданского общества. Мы знаем множество дел, когда родственники похищенных не решаются предавать это гласности из страха за других членов семьи. Так не хотят взаимодействовать ни с правозащитниками, ни с правоохранительными органами родные Ризвана Альбекова, подвергнутого публичной казни в ночь с 7 на 8 июля 2009г. Ризван Альбеков со своей семьей долгое время жил в Ставропольском крае. Только в 2008 году он вернулся в село Ахкинчу-Борзой, купил на окраине села небольшой дом и поселился в нем вместе с семьей. Его сын Азиз Альбеков в 2009 году закончил школу. Утром 7 июля Ризван и Азис были увезены сотрудниками Курчалоевского РОВД, а ночью Ризван, избитый и в нижнем белье, был привезен в село и расстрелян на сельской площади со словами: «Так будет с любым, кто помогает боевикам!» Возможно, что именно предание этой казни гласности и послужило причиной убийства нашей коллеги Наташи Эстемировой. Начальник Курчалоевского РОВД, еще один неприкасаемый, Хамзат Эдэльгиреев добился от родных Альбекова письменного подтверждения, что Ризван умер от сердечного приступа. Азис, которого после смерти Наташи отпустили, сообщил, что отец спрятал его в другом селе, поскольку ему угрожали члены НВФ. После этого он снова исчез из села, следственной группе, ведущей дело об убийстве Наташи Эстемировой, не удается его найти и допросить. На этот раз, очевидно, что семья его скрывает, опасаясь мести эдильгиреевцев.

Надо отметить, что ни убийство правозащитников, ни преданная гласности публичная казнь не положили конец незаконным действиям власти в Чечне. Рамзан Кадыров, депутат Госдумы от ЧР Адам Делимханов, мэр Грозного Муслим Хучиев продолжают публично угрожать родственникам и якобы сочувствующим боевикам гражданам незаконными карами: бессудным уничтожением, выселением из родных мест, поджогами домов. Эти угрозы реализуются. Дома около двух десятков семей были сожжены представителями силовых структур в назидание другим, чьи родственники ушли в НВФ.

Молодой человек, попадающий в эту систему, не может отказаться от приобщения к ее преступлениям. Все, что ему остается, это снова бежать из страны. Однако, как мы знаем, и за ее пределами скрыться не удается. Примером может служить убийство в Вене Умара Исраилова, прошедшего амнимстию, приближенного к себе Рамзаном Кадыровым, но отказавшегося участвовать в пытках и убийствах, происходящих в незаконных тюрьмах Рамзана Кадырова, где он сам, а потом его отец провели страшные месяцы и также подвергались пыткам. Умар бежал из России и рассказал о том, что происходит в Чечне и вокруг Кадырова, он сообщал австрийским властям о том, что ему угрожают, но они не сочли его опасения достойными серьезного внимания.
В самой Чечне распространены случаи, когда похищенный оказывается среди убитых боевиков и входит в отчетность по борьбе с НВФ. Один из таких случаев мы смогли проследить, благодаря конфиденциальной информации, полученной нами от неизвестного лица – возможно, находящегося на службе в чеченских органах внутренних дел. Звонивший сообщил нам, что такая участь ждет Алихана Маркуева, 1988г.р., прошедшего в 2008г. амнистию после года пребывания в НВФ. 28 июля 2009г. Алихан был увезен из собственного дома сотрудниками Аргунского ОВД и пропал. 19 октября 2009г нам поступило сообщение о планируемом убийстве Алихана, содержащегося в одном из мест незаконного заключения в Гудермесском районе – в отчине Кадыровых. Мы незамедлительно поставили об этом в известность прокуратуру и МВД Чечни. Однако остановить преступление не удалось. 27 ноября на окраине села Сержень-Юрт был найден труп Алихана Маркуева с огнестрельными ранениями. Рядом с убитым лежал автомат. Родственникам сообщили, что Алихан погиб во время спецоперации.

Прошедшие амнистию мужчины не избегают опасности снова быть привлеченными к ответственности, если они не хотят включиться в общую систему. Им приписываются «вновь открытые» преступления, на которые амнистия не распространяется. Они снова попадают под суд и получают огромные сроки наказания в учреждениях пенитенциарной системы, насквозь пропитанной античеченскими и антикавказскими настроениями, поскольку там работает много прошедших две чеченских войны служащих. Часто они не доживают до конца срока или выходят на свободу инвалидами. Нам известно немало случаев, когда в последние дни отбывания срока наказания осужденные чеченцы обвиняются в новых преступлениях (например, в избиении охранников в тюрьме) и из тюрьмы отправляются в следственные изоляторы.

Надо отметить, что кадыровцы могут свободно совершать любые бесчинства, произвол и безнаказанность. Одна из наших московских сотрудниц много лет назад уехала из Чечни, вышла замуж за русского, но поддерживает близкие отношения со своей чеченской родней. Ее племянник случайно обогнал на своей машине кадыровцев. Те обстреляли его машину, остановили ее, вытащили хозяина наружу, прострелили ему колено и принялись избивать. Когда раненый был доставлен в больницу, то туда явился сам Лорд Даудов. К больному не подпускали врача. Продолжалось избиение и издевательство до тех пор, пока родственники не нашли защиту у другого покровителя, который связался с Даудовым и остановил вполне возможное убийство. Семья нашей сотрудницы отказалась обратиться в правоохранительные органы или в правозащитную организацию.

Опасность грозит всем, кто пытается сопротивляться насилию режима: заявителям Европейского суда, обратившимся в федеральные органы прокуратуры, внутренних дел, в национальные суды или в общественные организации.

В Чечне работает великое множество неправительственных организаций, но только незначительная их часть, имеющая прочную поддержку за пределами ЧР, могут позволить себе минимальную критику власти. Разумеется, как видно из сказанного выше, эти связи не служат гарантией безопасности сотрудников. В октябре 2009г. состоялся судебный процесс по иску Рамзана Кадырова о защите его чести и достоинства к Председателю Правозащитного центра «Мемориал» Олегу Орлову, возложившему на Кадырова ответственность за убийство Наташи Эстемировой и создание в Чечне условий, исключающих полноценную работу правозащитных организаций. На суде свидетелем со стороны Кадырова выступала Тамара Кагирова – руководитель региональной организации «Поиск без вести пропавших». С энтузиазмом опровергая слова Орлова, она не смогла назвать ни одного пропавшего без вести в период, когда к власти пришли отец, а потом сын Кадыровы. Ей оказались незнакомы имена жертв похищений, описанных «Мемориалом» в самое последнее время и постоянно звучащие в СМИ. Ее организация занимается только поиском тех, кто исчез в результате «зачисток» населенных пунктов федеральными войсками.

Особой опасности в Чеченской Республике подвергаются женщины. Признание прав женщин не свойственно кадыровскому режиму, якобы насаждающему в республике традиционное чеченское право. На самом деле то, что сейчас происходит в Чечне, никак не соответствует традиции. Ни родственники, ни старейшины, которым традиционно доставалась роль переговорщиков в делах сватовства, не могут препятствовать приближенным Кадырову людям присвоить себе права на любую девушку. В случае отказа или попыток привлечь закон, запрещающий многоженство и браки с малолетними, всем членам семьи грозит кара со стороны тех же кадыровцев, эдильгиреевцев или даудовцев. Нам известны случаи похищения девочек 12-15 лет, которых после недолгого «замужества» возвращают родителям полностью психологически изломанными. Если в советское время против похищений и принуждений к замужеству могли защитить органы прокуратуры, то сейчас они оказываются бессильными даже в самых вопиющих случаях. Женщины принуждаются к ношению платка, без которого запрещен вход в государственные учреждения. Это принуждение имеет унизительные и грубые формы, также не свойственные чеченской культуре, в традиции которой замечание женщине может сделать только отец, муж или старший брат.

Сотрудница «Мемориала» Катя Сокирянская, приехавшая из Петербурга и несколько лет преподававшая гуманитарные науки в университете в Грозном, однажды не была допущена к занятиям без платка и ушла из университета. Студенты потеряли преподавателя высочайшей квалификации и огромного энтузиаста развития образования в Чечне, человека, наладившего связи чеченского университета с несколькими университетами в других странах, активно занимавшегося пополнением университетской библиотеки. Таким образом, женщины, не исповедующие Ислам, оказываются выброшенными из общественной жизни и не могут интегрироваться в чеченскую жизнь и общество.

Огромную, в том числе и физическую, опасность несет в себе та всеобъемлющая открытая форма коррупции, которая поразила чеченское общество до самых его глубин. Даже на фоне общего высокого уровня коррупции в России то, что происходит в ЧР, далеко его превосходит. В Фонд им. Ахмада Кадырова, возглавляемый его вдовой Аймани Кадыровой, отдается немалая часть всех поступлений в бюджетные организации, платят коммерческие организации, частные лица, имеющие хоть какой-то доход. Продаются места во властных структурах, включая суды и парламент. Была предпринята даже попытка получить взнос с «Мемориала», правда в администрации быстро сообразили, что этого делать не следует.

Коррупционная система приводит к тому, что от широкомасштабного строительства только малая часть достается тем, кто потерял жилье во время войн, возвращается в Чечню или покидает закрывающиеся центры временного размещения. Странным образом, строящееся на деньги российского бюджета деньги жилье, превращается в коммерческое. Компенсации тем, кто отказался от жилья в Чечне уже не выплачиваются, а выплаченные составили сумму около 4, 5 тыс. долларов на семью – за эти деньги нельзя купить даже приличный сарай. Компенсация за разрушенное жилье в Чечне выплачивается по установленному в начале двухтысячных годов списку. Она составляет около 13 тыс. долларов, но при ее получении от 30% до 50% приходится отдавать посреднику.

Попытки вернуть себе восстановленные в Грозном квартиры, предпринимаемые выехавшими оттуда грозненцами, не получавшими никаких компенсаций (это в большинстве своем русскокультурное население), не приводят к успеху. Несколько таких дел ведут юристы «Мемориала», которым мы поручили взяться за это после того, как к нам стали обращаться люди, пытавшиеся сами заявить права на свое жилье и немедленно по приезде в Чечню получившие угрозы и требование убираться по добру по здорову.

Попытки добиваться возвращения собственности или требования предоставить жилье и деньги на строительство могут стоить возвратившемуся из-за границы жизни.

Результатом коррупции стало и почти полное отсутствие бесплатного медицинского обслуживания, сфера которого все больше сужается в России в целом. Однако в Чечне платить приходится не только за те услуги, которые официально требуют оплаты, но и за доступ к любой медицинской помощи. Для многих оплата оказывается непосильной.

Кроме того, от населения требуется постоянное выражение верности Рамзану Кадырову. Люди, с которыми тесно работают сотрудники Комитета «Гражданское содействие» осуществляя в Чечне социальные, образовательные и медицинские проекты, время от времени повторяют, как заклинание слова о любви к Рамзану Кадырову и верности ему. Это делается на людях и достаточно громко. В личных беседах нам приходится слышать совсем иные речи.

Население находится в страхе, который можно сравнить только с тем, который испытывали граждане СССР в сталинские времена и равного которому мы не видели в Чечне даже в те времена, когда шла жестокая расправа над населением во время разгара войны. Это другой страх – не простое физическое чувство опасности от летящих бомб, этот страх входит во все поры человеческого существа, становится составной частью личности и заставляет любить своего тирана.

Следует учитывать также, что люди, долгое время прожившие в Европе, изменяются ментально. Им уже невозможно принять то униженное положение, которое их ждет в Чеченской республике. Этот фактор УВКБ ООН предлагается учитывать при решении вопроса о возвращении афганцев в Афганиcтан. Представляется необходимым распространить такой подход и на вопрос о возвращении чеченцев и других выходцев с Северного Кавказа.

С уважением,

Председатель Комитета «Гражданское содействие»,
член Правления Общества «Мемориал»,
член Правительственной комиссии по миграционной политике,
член Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека

Светлана Ганнушкина

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

Коцаб: «Мы не можем принудительно высылать получивших отказ в убежище чеченцев домой»

Коцаб: «Мы не можем принудительно высылать получивших отказ в убежище чеченцев домой»

Совет по правам человека при Правительствe Чешской республики одобрил это предложение, и в ближайшее время его также рассмотрит Правительство.

«Совет по правам человека при Правительствe Чешской республики принял сегодня по инициативе Комитета по правам иностранцев предложение рассмотреть вопросы международной защиты относительно чеченских беженцев и политику возвращения в страну их происхождения», сказал Коцаб и пояснил, что Комитет принял решение возвращать чеченцев, которым было отказано в международной защите, только на добровольной основе.

Коцаб рассказал о предложении Комитета рассмотреть этот вопрос в министерствах внутренних дел и юстиции. «Мы не можем исключить, что в случае возвращения yгрожаeт этим людям опасность или даже смерть», сказал Коцаб, аргументируя факт, почему Комитет пришёл к этому выводу.

Коцаб добавил, что документ в настоящее время пройдёт процедуру дополнений и лишь затем отправится в Правительство. «В работе над документом принял участие Комитет по борьбе с пытками», заявил он и добавил, что этот же Комитет будет следить за деятельностью Департамента по вопросам убежища и миграционной политики Министерства внутренних дел.

Вопрос чеченских беженцев в Чешской Республике в последние месяцы является горячей темой. Самый известный — это случай грузинского беженца чеченской национальности Тимура Борчашвили. Министерство внутренних дел приняло решение о высылке из страны этого человека, несмотря на очевидную опасность, которая ему yгрожаeт.

В решение судьбы беженца активное участие принял сенатор Яромир Штетина (беспартийный). Согласно неофициальной информации, Борчашвили до сих пор находится на территории Чешской Республики.

Источник: Eurozpravy.cz

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

Помоги одному человеку!