Общественные работы за резню на национальной почве

300 часов обязательных работ и компенсация в размере 10 тысяч рублей – такое наказание мировая судья Трембачева П. посчитала справедливым за нанесение шести ножевых ранений гражданину Таджикистана.

Владислав Валуев исполосовал ножом лицо и руки Абдулхакиму Кенжаеву и был приговорен за это к труду и штрафу в размере 10 тысяч рублей. Шесть ударов «туристическим» нодом Валуев наносил с криками «резать вас всех, ч…, надо».

Дело о причинении «легкого вреда здоровью» с мотивом «национальной вражды или ненависти» рассматривалось в особом порядке (упрошенная процедура в связи с признанием обвиняемым вины без исследования и изучения доказательств по делу). Валуев согласился с обвинением и раскаялся. Правда, сразу после того, как принес Кенжаеву извинения, заявил, что продолжает испытывать неприязнь по отношению к лицам нерусской национальности.

— Я раскаиваюсь в содеянном. Вину признаю свою полностью. Приношу свои извинения, сожалею о поступке, – говорит Валуев.
— Чем мотивировано ваше высказывание, связанное с признаком национальной ненависти? – интересуется адвокат защиты, сотрудничающий с Комитетом «Гражданское содействие», Магомедшамиль Шабанов.
— Я не понял.
— Почему вы произносили такие слова в отношении представителя другой расы, национальности?
— Там написано в деле. Не хочу пояснять. Просто не люблю.
— Что вы сказали?
— Не люблю.
— Вы не любите людей другой нации, с другим цветом кожи?
— Минуточку, я уточню: испытывали ли вы неприязненные ощущение на момент преступления к потерпевшему в связи с его национальностью? — перебивает судья Полина Трембачева.
— Да, — уверенно отвечает Валуев.

Владислав Валуев с адвокатом

Хронология нападения
Пятого февраля 2017 года Абдулхаким Кенжаев решил подработать таксистом и припарковался у клуба Space на Кутузовском проспекте в ожидании клиентов. Через некоторое время к нему обратился Владислав Валуев с просьбой отвезти его в Мякинино. Кенжаев согласился. По дороге пассажир обращался к водителю (узбеку с гражданством Таджикистана) «ч…». И философствовал: «Вот я диплом (диплом ПТУ – прим.) сегодня получил. Но какой смысл в этом дипломе, когда понаехавшие черно… твари заполонили Москву и заняли все рабочие места».

Кенжаев сдерживал обиду и молчал, так как видел, что парень пьян. Когда молодые люди приехали по указанному адресу, Валуев попросил Абудлхакима подержать бутылку с алкогольным напитком, которую до этого держал в руках, и полез в карман куртки. Правда, вместо денег он достал нож и начал расправу. Первый удар пришелся в левую щеку Кенжаева, второй – под глаз, третий – в лоб. Гражданин Таджикистана стал в панике выбираться из машины. Пока он отстегивал ремень безопасности, Валуев успел нанести еще три удара ножом: два по левой руке и один – в спину.

На улице Валуев планировал продолжить резню, но истекающий кровью Кенжаев увидел на снегу пустую стеклянную бутылку из-под пива и взял ее в руку для обороны. Владислав испугался и сказал, что оставит нож, если водитель положит бутылку на землю. Избавившись от ножа, Валуев бросился на Кенжаева с кулаками. Но поскользнулся, и Абдулхакиму удалось на земле заломить ему руки за спину. Удерживая Валуева, Кенжаев вызвал полицию и скорую.

Врачи и полицейские прибыли в течение двадцати минут, еще через десять приехал отец Кенжаева. На суде они выступали свидетелями и рассказывали, что снег вокруг машины был алым от крови Абдулхакима, что рядом с машиной валялся брошенный Валуевым нож, а сам Владислав был так пьян, что уснул, как только его посадили в полицейскую машину.

Абдулхаким Кенжаев

В 2012 году с разницей в 30 дней Валуев дважды привлекался к уголовной ответственности за угон и разбой, но оба раза не был приговорен к реальному наказанию. Теперь юридически он считается ранее не судимым. Почему с ним регулярно происходят такие чудеса: то погашение судимостей, то за нападение с ножом на почве национальной ненависти принуждение всего лишь к 300 часам обязательных работ – загадка.

Полине Трембачевой, судившей Валуева, на вид не больше 25 лет. Она добросовестно зачитывала участником процесса их права и обязанности, четко следовала протоколу, а когда адвокат Шабанов попросил перенести слушание, так как опаздывал на другое заседание, отлучилась сообщить другому судье, что Шабанов будет позже по ее вине. Было очевидно, что приговор стремились вынести как можно скорее.

Обычно мотив «национальной ненависти» не вменяется, власть упорно делает вид, что националистских проблем в РФ нет. Однако в случае Валуева замолчать мотив было непросто, учитывая откровенные заявления молодого человека о его нелюбви к отдельным национальностям.

Судья же как будто не обратила внимание на слова Валуева о его непроходящей ненависти к таджикам и узбекам и на заявление о готовности возместить Кенжаеву 40 тысяч рублей за моральный ущерб (это вместо запрашиваемого миллиона).

«Это получается, он на свободе останется», – уточняет Кенжаев у адвоката после вынесения приговора. И получив подтверждение, недоумевает: «Но он же сказал, что ненавидит таджиков и узбеков, а если он других пойдет резать, это же… ну он же может».

По сути, то, что Валуева отпустили на свободу, значит, что «ему дали разрешение на продолжение, повторение нападений. Суд посчитал, что общественной опасности этот молодой человек не представляет», – комментирует приговор координатор программы Помощи жертвам преступлений на почве ненависти «Гражданского содействия» Анастасия Денисова. В Комитете Абдулхакиму стали помогать после того, как он обратился на Горячую линию организации (тел. (968) 918-98-65) с рассказом о нападении. Сейчас «Гражданское содействие» оплачивает услуги адвоката, который защищает Кенжаева, и оказывает Абдулхакиму гуманитарную поддержку.

Во всем виноват… алкоголь?
Адвокат Владислава Валуева в свою очередь намекала, что в произошедшем виноват как бы не совсем ее доверитель, а скорее, алкоголь: «Ведь если бы трезвый, ты бы не совершил такого, да?», – спрашивала она своего подзащитного в ходе допроса. «Нет», – послушно отвечал он. Весьма странный диалог, учитывая, что принятие алкоголя, согласно УК РФ, может рассматриваться как отягчающее обстоятельство, но никак не смягчающее.

И судья, как будто не обратила внимание на слова Валуева о его непроходящей ненависти к лицам отдельных национальностей и на заявление, что он готов возместить Кенжаеву 40 тысяч рублей за моральный ущерб (это вместо запрашиваемого миллиона). Может, дело было в том, что в судебном процессе принимали участие специалисты родом из Дагестана и Татарстана и не было узбеков. Навряд ли, если бы родиной прокурора, к примеру, был Таджикистан, предложение нестрого наказать Валуева звучало бы так уверено. Хотя потому что как-то не по себе выходить на улицу и знать, что пока ты идешь до метро, где-то рядом шагает некий Владислав, который ну «не любит лиц таджикской и узбекской национальностей».

Адвокат Владислава настаивала на том, что во всем виноват алкоголь: «Ведь если бы трезвый, ты бы не совершил такого, да?», – спрашивала она Валуева в ходе допроса. «Нет», – послушно отвечал он. Весьма странный диалог, учитывая, что принятие алкоголя, согласно УК РФ, может рассматриваться как отягчающее обстоятельство, но никак не смягчающее.

Правда, активной защиту Валуева назвать сложно: на просьбу ответить на несколько вопросов по делу, адвокат Владислава отмахнулась и произнесла загадочную фразу: «Да я-то что, я ж по 51-й». Видимо, имелась в виду 51 статья УПК РФ, в которой прописана возможность предоставления судом бесплатного адвоката обвиняемому. Как оплата связана с желанием давать комментарии по открытому процессу и защищать добросовестно – еще один из многих риторических вопросов этого дела.

Пассивность адвоката обвинителя кидает еще большую тень на решение суда. Почти без защиты, с откровенными националистскими заявлениями – и такой приговор.

Сторона защиты намерена обжаловать решение мирового судьи П. Трембачевой. В ходе заседания адвокат Кенжаева Шамиль Шабанов также ходатайствовал о назначении повторной медицинской экспертизы пострадавшему. Во-первых, потому что первое медзаключение подготовили, когда Абдулхаким был на лечении в Таджиистане, а во-вторых, потому что никто почему-то не отметил, что после нанесенных ударов по лицу у Кенжаева даже на половину не открывается рот. Ходатайствовало было отклонено, как и прошение вернуть дело прокурору для переквалификации обвинения в «нанесение среднего или тяжкого вреда здоровью».

Дарья Манина, Комитет «Гражданское содействие».