Не берут в школу. Когда это законно?

Нарушение прав ребенка: почему отказ в записи украинца в первый класс обернулся судебным процессом?

В этом году День знаний маленький Арсений из Украины снова праздновал не на линейке с одноклассниками, а дома. Прошлым летом руководство столичного ГБОУ Школа № 2065 не приняло мальчика в первый класс, объяснив родителям-иностранцам, что это невозможно, пока они не предоставят РВП или Вид на жительство в России. Доказывая неправомерность подобного запроса, семья Ковпан дошла до суда, где представители образовательного учреждения стали утверждать, будто причина отказа на самом деле была другой – отсутствие свободных мест. Плюс ко всему, несмотря на то, что ребенок до сих пор не записан в школу, юрист ГБОУ настаивает на том, что истцом пропущен срок на защиту прав в суде.

28 августа, за четыре дня до начала нового учебного года, Московский городской суд оставил без изменения решение Мещанского суда Москвы по вопросу доступа Арсения Ковпан к образованию. Судебная коллегия Мосгорсуда руководствовалась статьями 308 и 311 КАС РФ («Пределы рассмотрения административного дела в суде апелляционной инстанции» и «Судебный акт суда апелляционной инстанции»).

Мещанский районный суд в апреле этого года отказал Ирине Ковпан в удовлетворении административного иска к директорам двух московских школ и Департаменту образования о незаконных действиях руководства учебных заведений и бездействия чиновников при решении вопроса о записи ее сына в первый класс.

Официальная формулировка отказа была такой: действия должностных лиц административных ответчиков «в полной мере соответствовали требованиям действующего законодательства» плюс «истек срок давности по делу», который составляет три месяца.

Хронология событий:

Летом 2014 года семья Ковпан (Юрий, Ирина, дочь Ярослава и сын Арсений) приехали в Москву. Накануне 1 сентября дочь пошла в школу №2065 (с которой теперь судится семья): ни РВП, ни Вид на жительство, ни регистрацию по месту пребывания или проживания, у них не спрашивали. Все было в рамках закона: 43 статья Конституции РФ гарантирует всем (и россиянам, и иностранцам) общедоступность и бесплатность дошкольного и школьного образования.

24 июня 2016 года Ковпан пришли записывать в первый класс школы №2065 сына Арсения. Внезапно родителям отказали в приеме заявления на основании отсутствия регистрации по месту жительства, которая выдается обладателям Разрешения на временное пребывание (РВП) или Вида на жительство. У семьи была стандартная постановка на миграционный учет, которая также зовется регистрацией по месту пребывания. Юрий объяснил в школе, что даже если бы у него не было никакой регистрации, то и в этом случае ребенок имел бы право на образование.

Более того, он уточнил, что живет и работает в России абсолютно законно, имеет трудовой патент – документ, который наравне с РВП и ВЖ позволяет иностранцу легально жить и работать на территории РФ. Сотрудники школы, не разбирающиеся в миграционных законах, но взявшие на себя функции органа, который контролирует режим пребывание мигрантов в России, на эту информацию внимания не обратили.

Юрий Ковпан попросил предоставить отказ о приеме ребенка в школу в письменной форме. Бумагу родителям не дали и попросили прийти на следующий день к директору. На встрече с главой школы Ковпан снова услышали, что их ребенка в первый класс не запишут, так как «предоставлен неполный пакет документов». Письменно отказ директор не оформил, уверив родителей, что и не отказывает вовсе, а просто просит донести некоторые бумаги.

26 июня 2016 года Юрий Ковпан написал письмо (по электронной почте) в Департамент образования Москвы с просьбой дать оценку действиям представителей школы № 2065 и подсказать, как быть дальше. Департамент переслал обращение в ГБОУ, поручив сформулировать ответ.

5 июля 2016 из образовательного учреждения пришло письмо, в котором говорилось, что Арсения не записали в школу, так как родители якобы не предоставили сведения о регистрации ребенка по месту жительства или по месту пребывания на территории города Москвы.

Это не так. Регистрацию ребенка по месту пребывания Юрий Ковпан в школу принес, хотя это было и не обязательно. В Приказе № 32 «Об утверждении Порядка приема граждан на обучение по образовательным программам начального общего, основного общего и среднего общего образования» прописано, что «Родители (законные представители) детей, являющихся иностранными гражданами или лицами без гражданства, дополнительно предъявляют документ, подтверждающий родство заявителя (или законность представления прав ребенка), и документ, подтверждающий право заявителя на пребывание в Российской Федерации».

То, что слово «дополнительно» нужно читать как «необязательно» в августе 2015 года подтвердил Верховный суд России. Высший судебный орган страны, хоть и отказал Комитету «Гражданское содействие» в удовлетворении иска о признании частично недействующими абзацев Приказа №32, где говорится о регистрации, но в своем решении указал, что регистрация носит «дополнительный характер по отношению к личному заявлению родителя (законного представителя) ребенка, в том числе подаваемому в форме электронного документа (абзацы первый – третий пункта 9 Порядка), не может являться основанием для отказа в приеме ребенка в образовательную организацию при наличии в ней свободных мест». Иными словами, интерпретация слова «дополнительно» как «обязательно» – неправомерна, а единственная законная причина, по которой может быть отказано в приеме ребенка в школу – отсутствие в ней свободных мест.

В Приказе № 32 прописано, что до 1 июля принимаются заявления на обучение детей, родители которых предоставили регистрацию по месту пребывания или проживания в соседних со школой домах. А вот после 1 июля принимать должны всех детей – и тех, кто зарегистрирован в другом районе или городе, и тех, кто регистрацию не предоставил.

28 августа 2016 года Ирина Ковпан написала письменное заявление в школу № 2065 с просьбой зачислить Арсения в первый класс, и получила отказ в связи «с отсутствием свободных мест». В этот же день родители Арсения сделали скриншот страницы сайта школы, на которой была размещена информация о наличии свободных мест в двух первых классах образовательного учреждения. К началу суда сервер сайта был заменен, и эти данные пропали.

Теперь в суде представители школы настаивают на том, что именно это обращение было первым, и отказ был абсолютно законным.

Осенью 2016 года Ковпан написали письмо в Министерство образования, но там обращение рассматривать не стали и направили бумагу вниз, в Департамент, откуда пришел ответ: «родители (законные представители) должны подтвердить факт регистрации ребенка по месту жительства или по месту пребывания на закрепленной территории».

Тогда родители обратились в Комитет «Гражданское содействие», и при помощи юриста Сети «Миграция и право» Михаила Кушпеля написали письмо в прокуратуру Новомосковского административного округа. Там подтвердили, что Арсению было «неправомерно отказано в принятии заявления и в последующем зачислении» в первый класс.

Казалось бы, на этом конфликт должен был исчерпаться, но в школе, несмотря на документ, снова повторили: свободных мест нет.

Почему Департамент образования в ответ на это не предоставил информации о том, где же свободные места есть, стало понятно на заседании в Московском городском суде. В ходе своего выступления там, представитель Департамента образования Полосин М. сказал: «На каждое обращение Ковпан мы давали ответы, и разъясняли, в том числе, что согласно статье 28 (ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» — прим. ГС), зачисление детей в общеобразовательные организации является исключительно компетенции образовательных организаций».

По окончании суда представитель Департамента, которому родители Арсения хотели задать несколько вопросов относительно того, как же им действовать дальше, мгновенно покинул здание, не задерживаясь ни на секунду. Судя по всему, формальность во всем – лозунг сотрудников ведомства и их защитников.

«Когда я ознакомилась с материалами дела, я была в шоковом состоянии… Судья в своем решении указывает, что «административный истец не предоставил суду доказательств нарушения каких-либо своих прав и законных интересов оспариваемыми действиями административного ответчика». Получается, что маленький ребенок, который получил отказ в доступе к образованию – это является нарушением прав и законных интересов как самого ребенка, так и его законных представителей», – подчеркивает адвокат «Гражданского содействия» Гульнара Бободжанова, присоединившаяся к отстаиванию права Арсения на образование в России.

Примечательно, что ни представители школы, ни Департамента не способствуют тому, чтобы Арсений начал ходить в школу. Никто не предлагает варианты, как разрешить ситуацию.

Все это время мальчик занимается с мамой дома. Но что примечательно, перевести сына на семейную форму обучения официально не получилось: в ответ на написанное заявление Ковпан получили ответ «мест нет».

«Что значит, мест нет, если нам не нужно место, речь о домашнем обучении. Они что, не читают даже заявления?», – недоумевает Ирина Ковпан.

Вероятно, с момента начала разбирательства с семьей украинцев сотрудники школьной администрации все же обратили внимание на закон и уяснили, что единственное законное основание для непринятия ребенка в школу – отсутствие свободных мест. И теперь эта формулировка кажется им своего рода оберегом.

Дарья Манина, Комитет «Гражданское содействие»