Министерство образования МО игнорирует 43 статью Конституции

На имя «Ганушкиной» (с одной «Н») из ведомства пришло письмо с утверждением, что в школу нужно брать только тех, у кого есть разрешение на пребывание в РФ.

Министерство образования Московской области ответило на просьбу председателя Комитета «Гражданское содействие» Светланы Ганнушкиной разобраться в причине отказать принять в ногинскую школу ребенка из Сирии: родители должны предоставить документ, который подтверждает право семьи на пребывание в России.

Этот ответ противоречит Конституции РФ (статья 43), ряду международных соглашений, подписанных Россией (Всеобщая декларация прав человека, Конвенция по правам ребенка и др.), а также решению Верховного суда от 27 августа 2015 года (дело № АКПИ15-694).

Ответ из ведомства подписан заместителем  министра образования Московской области Еленой Михайловой. В аргументационной части письма говорится, что необходимость доказательства права на пребывание иностранного гражданина в России  для записи ребенка в школу прописана в пункте 9 приказа Министерства образования и науки РФ от 22.01. 2014 года № 32 «Об утверждении Порядка приема граждан на обучение по образовательным программам начального общего, основного общего и среднего общего образования». В указанном документе написано: «Родители (законные представители) детей, являющихся иностранными гражданами или лицами без гражданства, дополнительно предъявляют, подтверждающий право заявителя на пребывание в Российской Федерации».

В 2015 году юристы Комитета «Гражданское содействие» обращались в Верховный суд РФ с просьбой признать эту формулировку незаконной. В результате фраза была оставлена без изменения, но в решении суда значилось: «предписания абзаца одиннадцатого пункта 9 Порядка о дополнительном предъявлении документов, в частности свидетельства о регистрации ребенка по месту жительства или по месту пребывания <…>не регламентируют основания отказа в приеме в образовательную организацию», а «отсутствие перечисленных документов, предъявление которых носит дополнительный характер по отношению к личному заявлению <…> не может являться основанием для отказа в приеме ребенка в образовательную организацию при наличии в ней свободных мест». Иными словами, Верховный суд подчеркнул, что «дополнительно» следует понимать как «необязательно».

Сотрудники Комитета «Гражданское содействие», не раз, демонстрируя это решение сотрудникам образовательных учреждений, добивались записи в школу детей мигрантов. Однако, как видно из приведенного выше письма, Министерство образования Московской области все же понимает Приказ № 32 по-своему, отлично от Верховного суда.

Более того, Министерство образования МО пишет о том, что, согласно их мнению, документом «подтверждающим право заявителя на пребывание в Российской Федерации» может быть «вид на жительство, разрешение на временное проживание, виза, миграционная карта, свидетельство о предоставлении временного убежища, удостоверение беженца, либо иные предусмотренные законодательством документы». И это при том, что в Федеральном законе «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» исчерпывающего списка документов, подтверждающих право на пребывания в России, нет. Получается, что органы образования пытаются брать на себя функции миграционных служб вместо того, чтобы выполнять свои, следуя Конституции и Федеральному закону «Об образовании в Российской Федерации», где гарантируется право каждого на образование.

Стоит также подчеркнуть тот факт, что Приказ № 32 касается только поступающих в первый класс, а девочка, о которой шла речь в письме, уже закончила несколько классов в Сирии и претендовала на место, как минимум, в третьем классе ногинской школы.

К сожалению, на сегодняшний день Ногинск – один из самых «сложных» городов области в плане доступа к образованию. В нем живут большое количество сирийцев, но местные власти активно сопротивляются тому, чтобы дети беженцев ходили в местные школы.

Подробнее об этой проблеме – в докладе аналитика Комитета «Гражданское содействие» Константина Троицкого.