Комитет ООН по правам человека вынес принципиальное решение по делу Кесматуллы Хакдара, защитив потенциальных жертв пыток

17 октября 2014 года Комитет ООН по правам человека (КПЧ) вынес решение по делу Кесматуллы Хакдара, давно живущего в России гражданина Афганистана, признав, что его выдворение из страны повлечет нарушение ст. 7 Международного пакта о гражданских и политических правах (запрещение пыток). Решение носит принципиальный характер, существенно расширяет понятие «потенциальной жертвы» нарушения Пакта и будет способствовать недопущению пыток в отношении других людей, находящихся в подобной ситуации

Заявитель, Кесматулла Хакдар, в 1981-1985 годах сражался с оружием в руках против моджахедов, был членом Народной демократической партии Афганистана, был направлен в СССР для обучения и с 1989 года по 1997 год обучался в Ленинградском государственном университете на факультете журналистики. Его жена и дочь – граждане России. В 2003 году районный суд признал его виновным в нарушении правил пребывания иностранных граждан и обязал покинуть территорию России. Но заявитель не смог вернуться в Афганистан по причине риска пыток и бесчеловечного обращения и подал заявление о предоставлении ему временного убежища в Российской Федерации. Несмотря на отказ миграционных властей, убежище ему было предоставлено в 2006 году по решению суда. Однако в 2009 году миграционная служба не продлила статус. Обжалование этого отказа ни к чему не привело: ни то, что у заявителя уже была семья в России, ни риск пыток и жестокого обращения не были приняты во внимание российскими судами всех инстанций. Заявитель продолжал жить с семьей в Санкт-Петербурге уже в «нелегальном» статусе и в любой момент мог быть выдворен с территории России. На разрешение на временное проживание он тоже подать не мог, так как для этого ему нужно было выехать за границу – рискуя уже никогда не въехать обратно в РФ. Заявитель был вынужден обратиться в КПЧ, который принял обеспечительные меры в виде запрета на его выдворение.

Важность решения КПЧ по делу Кесматуллы Хакдара касается двух обстоятельств. Во-первых, КПЧ признал заявителя «жертвой нарушения Пакта», хотя тот еще не был выдворен и даже не было принято официального решения о его выдворении, то есть он был «потенциальной жертвой», поскольку, будучи «нелегалом», находился под постоянным риском выдворения: ФМС не принимала такого решения во многом потому, что КПЧ запретил выдворять заявителя; кроме того, в российском законодательстве не существует механизма, позволяющего эффективно приостановить процедуру выдворения.
Во-вторых, по мнению правительства РФ, заявитель не исчерпал все имеющиеся внутренние средства правовой защиты: он мог бы обратиться за получением разрешения на временное проживание на основании брака с гражданкой России, для чего ему нужно было выехать за пределы РФ и снова въехать. В ответ на этот аргумент Комитет дал очень полезное разъяснение: «Принцип исчерпания внутренних средств правовой защиты требует от заявителя использования средств, которые позволят прямо оценить риск применения пыток в стране высылки, а не те, которые могли бы ему позволить остаться в стране пребывания».

КПЧ признал, что возможное принятие или приведение в исполнение решения о высылке заявителя нарушит статью 7 Пакта. Он обязал правительство РФ обеспечить заявителя эффективными средствами правовой защиты, позволяющими полностью пересмотреть его доводы о риске пыток, а также принять меры по недопущению подобных рисков в отношении других лиц. Правительство должно представить КПЧ информацию о выполнении рекомендации в течение 180 дней.

Сергей Голубок отметил: «Комитет абсолютно правомерно дополнил определение «эффективных средств правовой защиты». Более строгое определение не позволит государствам-участникам использовать сомнительные аргументы, например, в нашем случае – предложение выехать в Афганистан, где заявитель не был более 20 лет, и затем, если ему это позволят власти, въехать в Россию с целью последующей легализации».

«Это принципиально важное решение, – говорит Ольга Цейтлина. – Несмотря на особые мнения, позиция большинства членов Комитета значительно расширила понятие «жертвы нарушения», тем самым установив критерии приемлемости заявлений лиц, по которым решение о выдворении не принимается, но при этом они не имеют законных оснований нахождения в стране. Теперь не нужно томиться в заточении, в центре для выдворения, чтобы обращаться в международные органы за правовой защитой. Лишь потенциальная возможность нарушения и отсутствие легального статуса в стране достаточны для того, чтобы запустить правозащитный механизм Пакта. Данная позиция нацелена, прежде всего, на предотвращение нарушений прав человека».