ФСБ без причины отказала гражданам РФ в выезде за рубеж

Парвиза Мурадва и его беременную жену Светлану сняли с поезда, но не смогли объяснить, почему.

Парвиз Мурадов и Светлана Мурадова женаты 8 лет. Она – гражданка России, он – России и Таджикистана. (Таджикистан – единственная страна, с которой у России имеется договор о двойном гражданстве.)

Сейчас Светлана на седьмом месяце беременности, но спокойным ее ожидание малыша назвать нельзя.  Последние недели она пытается помочь мужу, на которого оказывают давление оперативные служащие в Краснодаре.

По предположению супругов, сотрудники ФСБ обратили внимание на Парвиза из-за его переписки со знакомым, который почти год назад уехал работать в Турцию. Мурадов общался с ним формально, а после того, как мужчина сказал, что собирается переехать в Сирию, и вовсе прекратил общение.

7 июня на выходе из торгового центра, в который Парвиз зашел купить товары для дома, его повязали люди в масках, накинули мешок на голову и куда-то повезли. Доехав до места назначения, начали избивать. «Они пытали меня 4 часа электрическим током. Спрашивали, откуда я знаю этого человека, который уехал в Турцию, какие у меня с ним отношения, собирался ли я с ним в Сирию, на что я ответил, что, разумеется, нет. Потом сказали, что я должен помочь искать экстремистов через Мечеть. Повторяли, что, если не соглашусь, они сделают так, что я и моя жена будем сидеть в тюрьме до конца жизни, угрожали, что подкинут жене кокаин», – рассказывает Мурадов.

После избиения люди в масках отвезли Парвиза в ИВС (изолятор временного содержания) УВД Горячего Ключа под Краснодаром. Через трое суток из ИВС позвонили Светлане и сказали, чтобы она приезжала и забирала мужа. Протокол был составлен по части 1 статьи 20.1 КоАП РФ:

Статья 20.1. Мелкое хулиганство.

Согласно постановлению суда, Парвиза наказали лишением свободы на трое суток за то, что он нецензурно ругался около Вечного огня – памятника погибшим воинам.

Светлана за мужем приехала, но увидела не как он выходит из изолятора, а наоборот, как его заводят в ИВС с улицы. Оказалось, Парвиза снова задержали: вывели через задний ход из изолятора, посадили в УАЗ, составили новый протокол и подвезли к главному входу.

В этот раз суд приговорил Мурадова к административному аресту на 12 суток. После окончания этого срока все повторилось, и арест составил уже 13 суток. Все за то же: нецензурную ругань на улице. Правда, каждый раз указывалось новое место, где якобы была засвидетельствована брань. Всего в ИВС Парвиз провел 34 дня.

«Может показаться, что это поведение полиции алогично и не имеет никакой цели. Однако это не так. Нам уже приходилось сталкиваться с таким же механизмом фабрикации уголовных дел. Особенно этот метод был распространен во время чеченских войн. Чеченцев задерживали в Москве якобы за нецензурную брань. А пока они отбывали наказание за это правонарушение, им подбиралось подходящее преступление, в котором их потом обвиняли. Иногда при обыске «находили» наркотики или оружие, иногда просто за их счет закрывали, так называемые, висяки – нераскрытые реальные преступления. Несколько раз нам приходилось защищать жителей Центральной Азии, которых так же обвиняли в подготовке террористического акта в то время, когда они отбывали наказание за административное правонарушение. К сожалению, крайне редко удавалось защитить невинных, некоторые из которых успевали под пыткой и угрозами дать в ИВС признательные показания», – комментирует презседатель Комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина.

Парвизу Мурадову удалось выйти из изолятора только благодаря помощи адвоката Магомедшамиля Шабанова, с которым сотрудничает «Гражданское содействие». 10 июля Шабанов вылетел в Краснодарский край, добился встречи с Парвизом Мурадовым, проконтролировал его выход из ИВС и не дал еще раз устроить трюк с обвинением в ругани.

Через две недели после освобождения супруги решили съездить к знакомым в другую страну, передохнуть и успокоиться. Однако пересечь российскую границу им не удалось: их вывели из вагона со словами, что Парвизу Мурадову запрещено покидать территорию РФ. На вопрос, на каком основании, никто так и не ответил. Никакой бумаги, подтверждающей запрет на выезд, выдано не было. Супруги были вынуждены купить обратный билет. «При этом к нам человека три или четыре подходили и спрашивали, в какой город мы купили билет, на какой поезд, какой вагон», – отмечает Светлана.

Мурадовы поехали в Москву, где на вокзале их встретил адвокат «Гражданского содействия» Михаил Кушпель. Возможно, именно благодаря присутствую юриста, не произошло задержание: на перроне супругов внезапно попросили предоставить на проверку документы. Посмотрели бумаги и попрощались.

В базе Федеральной службы судебных приставов по запретам на выезд Мурадова нет. «Гражданское содействие» сделало запрос в ФСБ с целью выяснить, на каком основании Парвизу запрещено выезжать из России, и надеется на ответ, если только Федеральная служба безопасности не имеет твердого намерения сфабриковать против Мурадова уголовное дело.

Дарья Манина, Комитет «Гражданское содействие»