Двойное попадание

В начале декабря Мосгорсуд признал справедливым отказ УФМС в статусе беженца узбеку Мирсобиру Хамидкариеву. Вряд ли с этим согласился бы сам Мирсобир, которого узбекские спецслужбы похитили и вывезли из России еще в июне.

mirsobir

Он живой!

Похищенный узбекскими спецслужбами Мирсобир Хамидкариев уже несколько месяцев сидит в узбекской тюрьме по надуманному обвинению. Но это не помешало Московскому городскому суду 2 декабря отменить более раннее решение Замоскворецкого районного суда об удовлетворении жалобы Хамидкариева и вынести новое решение об отказе в жалобе, а, соответственно, и в статусе беженца.

«Суд, видимо, не счел достаточным основанием то, что опасения Мирсобира Хамидкариева, которые он выразил в свое время в ходатайстве о предоставлении статуса беженца, подтвердились. Он был похищен, был подвергнут пыткам, необоснованно осужден несправедливым судом. Судья спрашивал о том, почему Хамидкариев сразу не подал ходатайство об убежище, а ждал три года, пока не оказался под экстрадиционным арестом. Также судья отметил «нестыковки»: мол, Хамидкариев заявлял, что опасается быть убитым в Узбекистане, а вы, адвокат, в ноябре общались с ним — значит, он живой! — поделился Илларион Васильев, адвокат Комитета «Гражданское содействие». — Логика апелляционной инстанции мне непонятна. Получается, что сам факт похищения, необоснованного привлечения к уголовной ответственности и осуждения на длительный срок по нелепому обвинению, факт пыток, то есть те опасения, которые указывал Хамидкариев при обращении за статусом беженца, подтвердились. А суду этого недостаточно, чтобы констатировать, что ранее УФМС России по Москве было не право, отказав предоставить Хамидкариеву статус беженца».

Решение комиссии и правда выглядит очень странным. История Мирсобира Хамидкариева действительно началась несколько лет назад, когда гражданин республики Узбекистан Мирсобир Хамидкариев, опасаясь преследования властей, покинул свою страну и прилетел в Россию. Это произошло в декабре 2010 года, ровно 4 года назад.

Дочь президента

На родине Мирсобир Хамидкариев был преуспевающим человеком — работал продюсером, владел сетью магазинов электроники, принимал участие в благотворительной деятельности. Хамидкариев дружил с семьей Гульнары Каримовой, дочери президента Узбекистана. Что в итоге и сыграло с ним злую шутку: именно Гульнара Каримова подвергла остракизму фильм Хамидкариева «Нафс» («Алчность»), в съемках которого принимал активное участие ее собственный гражданский муж Фарук Саипов. С Саиповым Гульнара рассталась, фильм запретили к показу в Узбекистане, а несколько десятков знакомых Мирсобира и сотрудников его фирмы благодаря этому эпизоду были арестованы и осуждены по надуманным обвинениям в религиозном экстремизме и создании организации «Ислам жиходчилари» («Исламский Джихад»). У самого Хамидкариева отобрали бизнес, а его родного брата арестовали в день вылета Мирсобира в Россию.

Мирсобир Хамидкариев, попав в Россию, несколько лет находился здесь нелегально. Только в июне 2013 года его задержали сотрудники полиции — на основании международного ордера на его арест, выданного Республикой Узбекистан. Так началась череда судов, а сам Хамидкариев 12 июля уже был помещен под стражу. Но уже 9 августа его освободили — Головинский межрайонный прокурор постановил, что Хамидкариев никаких запрещенных в РФ исламистских организаций не создавал и не состоял в них, кроме того, сроки давности привлечения Мирсобира к уголовной ответственности истекли.

Когда Хамидкариева освобождали, неизвестные попытались его похитить — Мирсобир был вынужден вскрыть подручными предметами вены на руках, чтобы привлечь к происходящему внимание полиции.

День победы… и поражения

Еще сидя в СИЗО, Хамидкариев сделал важную вещь — обратился в УФМС России по Москве с ходатайством о предоставлении ему статуса беженца на территории РФ. Отказали ему 8 ноября — рассказ о преследованиях сочли неубедительным. Отказ обжаловали, и 12 мая уже 2014 года Замоскворецкий районный суд принял решение об удовлетворении жалобы Хамидкариева на отказ УФМС. Судом тогда было принято решение обязать УФМС предоставить Мирсобиру статус беженца на территории РФ. Решение суда не было обжаловано и вступило в силу 12 июня.

Но порадоваться победе Мирсобир Хамидкариев уже не мог — 9 июня его все же похитили. В тот день заболел его сын, и Мирсобир с женой целый день ездили по врачам. Когда в очередной раз семья вызвала такси, по дороге в поликлинику жена Мирсобира попросила остановить машину, взяла ребенка на руки и вышла в аптеку за лекарствами. Когда она вернулась, машины уже не было.

Как сообщали очевидцы, как только женщина вышла, в машину вскочили двое парней, и автомобиль рванул в сторону Чистых прудов. С этого момента телефон Хамидкариева был отключен, а о его местоположении никому не было известно.

Вечером того же дня Илларион Васильев обратился в Европейский суд по правам человека с просьбой применить временные обеспечительные меры в виде запрета России выдачи Хамидкариева в Узбекистан или третьи страны в соответствии с правилом 39 Регламента Европейского суда. 10 июня суд применил эти меры. Тогда же Илларион Васильев обратился в полицию с заявлением о розыске Хамидкариева, но сделать это удалось только вечером. К тому моменту, как сотрудники полиции начали расследовать похищение, Хамидкариев, как выяснилось позже, уже был переправлен в Узбекистан.

Тем временем, будучи не согласным с решением Замоскворецкого суда, УФМС России по Москве обжаловало его в апелляционном порядке в Судебную коллегию по гражданским делам Московского городского суда.

«Таштюрьма»

Хамидкариева заключили под стражу и предъявили обвинения в создании незаконной религиозной экстремистской организации. 31 октября в Ташкент прилетел Илларион Васильев, который смог добиться допуска к делу и дважды встретиться со своим подопечным — правда, только в помещении суда и в присутствии конвоя.

«Хамидкариев рассказал мне тогда, что его похитили сотрудники ФСБ России, которых Мирсобир узнал — они давно разыскивали его по всей Москве. Привезли его тогда в какой-то подвал, где долго избивали. 10 июня, минуя пограничный контроль, в одном из аэропортов Москвы эти же люди провели его на рейс в Ташкент, передав у трапа самолета с рук на руки сотрудникам спецслужб Узбекистана, — рассказал адвокат. — В Узбекистане Мирсобир был быстро переправлен в СИЗО, более известное, как «Таштюрьма», где его продолжили жестоко избивать. Требовали признания в экстремизме. Его пытали почти каждый день. Били, подвешивали вниз головой на прикрепленном к стене турнике. В результате пыток у него были сломаны два ребра, выбиты семь зубов. Однако вину он не признал».

Суд состоялся 3 ноября. Свидетели, которых вызывал суд, рассказывали небылицы. Мол, на встречах с друзьями Хамидкариев постоянно говорил — «женщины должны носить ходжаб», «мусульман притесняют»… Сам подсудимый называл это абсурдом — он светский человек, и его собственная жена и мать никогда никаких хиджабов, например, не носили.

Сами прения адвокат так и не застал — их назначили на 20 ноября, а потом «неожиданно» перенесли на 18. Разумеется, Васильева уведомить об этом забыли. В этот же день был вынесен приговор, которым Хамидкариев был осужден на 8 лет лишения свободы.

«Переводить нечего»

«Апелляцию назначенный адвокат отказался подавать. Вообще. Даже краткую. Также отказался предоставить приговор. Вообще отказался от разговоров с родственниками и от дальнейшей работы даже за деньги. Другие адвокаты также отказываются вступать в дело, — пояснил Илларион Васильев, вернувшись из Ташкента. — Я, пользуясь своим статусом защитника, направил в последний день краткую апелляцию с просьбой направить мне на московский адрес приговор. Подробная будет подана после прочтения приговора. Приговора у меня пока нет, переводить нечего. Есть обвинительное заключение. Но оно также не переведенное. Родственникам в Ташкенте все отказались переводить, как только видели содержание. А сами они перевести не могут, потому что владеют бытовым, а не юридическим узбекским».

Адвокат решил действовать самостоятельно. В предусмотренный УПК РУз десятидневный срок Васильев направил предварительную немотивированную жалобу в защиту Хамидкариева в апелляционную коллегию Ташкентского городского суда по уголовным делам.

Ранее, 27 августа жалоба Хамидкариева № 42332/14 (Khamidkariev v.Russia) Европейским судом была коммуницирована властям Российской Федерации, а 24 октября уполномоченный РФ при ЕСПЧ и заместитель министра юстиции Георгий Матюшкин представил в Европейском суде меморандум по жалобе Хамидкариева.

Помогут ли эти меры продюсеру, осужденному ни за что на 8 лет тюрьмы — неизвестно. Но Илларион Васильев планирует еще побороться за права человека, незаконно вывезенного из России и заключенного в ташкентскую тюрьму без нормального суда и следствия.