Дело Татьяны Котляр: правозащитник повышенной опасности

28 октября в Обнинске прошли прения по первому уголовному делу правозащитницы Татьяны Котляр. Прокурор потребовала признать подсудимую виновной и назначить ей наказание в виде штрафа. Татьяна Котляр свою вину не признала, а закон «о резиновых квартирах» назвала противоречащим нормам права. Приговор будет оглашен в пятницу, 6 ноября, в 11:00.

28 октября в мировом суде участка №15 города Обнинска прошли прения по делу правозащитницы Татьяны Котляр, которая обвиняется в фиктивной регистрации и постановке на миграционный учет иностранных граждан, статьи 322.2 и 322.3 УК РФ. К концу октября дело, которое начали рассматривать еще в марте 2015 года, выросло до 13 томов — после того, как 13 апреля дело вернули прокурорам, к прошлому десятитомнику прибавилось еще три тома экспертиз и других документов, доказывающих причастность Татьяны Котляр к регистрации иностранных граждан. В деле остались эпизоды за 2013 год, когда статей 322.2 и 322.3 в УК еще не было. Адвокат и подсудимая несколько раз обращали внимание суда на это, но 2013 год из дела так и не исключили.

Теперь они — граждане России

Будучи депутатом городского собрания Обнинска, Татьяна Котляр принимала у себя в том числе иностранных граждан — участников госпрограммы переселения «Соотечественники». И она столкнулась с нерешаемой проблемой: без постановки на миграционный учет и последующей регистрации люди не могут реализовать свое право на участие в госпрограмме. Не найдя приемлемого для людей выхода, Татьяна Котляр, которая чувствовала свою ответственность как политика и правозащитника, регистрировала их в своей квартире на улице Лермонтова.

Сама правозащитница фактов регистрации не отрицает: она не только регистрировала большинство иностранных граждан, о которых говорит прокуратура, но и уведомляла об этом соответствующие органы и чиновников: УФМС, губернатора Калужской области, Министерство труда области, ответственное за реализацию программы переселения «Соотечественники». Но адекватного ответа не последовало.

«Б., гражданин Таджикистана, стал в 2013 году участником программы переселения соотечественников, — отвечала Татьяна Михайловна на суде. — РВП (разрешение на временное проживание) он получил еще в Таджикистане, с ним и приехал в РФ. Остановился у соотечественников, работы и жилья у него сначала не было. Б. встал на миграционный учет, а потом отправился ставить в паспорт печать РВП. В ФМС ему и сказали: после получения штампа в 7-дневный срок нужно зарегистрироваться по месту жительства. Ко мне он пришел в начале 2014 года — к тому моменту он уже несколько недель искал, где ему получить регистрацию, чтобы не стать нарушителем, и уже начать подачу документов на получение гражданства.

В связи с тем, что в январе были приняты статьи 322.2 и 322.3 УК РФ, я задалась вопросом: что же теперь делать, как помочь человеку в этой ситуации? Я написала депутатский запрос губернатору, написала в МИнистерство труда. В письмах я пояснила, что иностранный гражданин в этой ситуации не правосубъектен, он не может сам оформить регистрацию по месту жительства, его должны зарегистрировать по своему адресу либо российская организация, либо гражданин РФ, собственник жилья. А если у него никого нет?

Я получила ответ от Министерства труда. Это орган власти, который в Калужской области отвечает за реализацию госпрограммы. В своем письме я предлагала, руководствуясь одним из выступлений главы ФМС Константина Ромодановского, регистрировать таких людей либо по адресу Минтруда, либо по адресам городских и поселковых администраций. Мне ответили: ФМС как раз готовит изменения в статью 11 ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в РФ», и там рассматривается вопрос о регистрации в районных и других управлениях.

Это был январь 2014 года. Подобные поправки так и не были приняты.

Итак, приходит 28-летний Б. вот с этой проблемой. «РВП поставили, а регистрацию найти не могу». Я пишу по нему министру труда, в ФМС, пишу губернатору. Но ему-то что я могу ответить? Иди и покупай? 15-20 тысяч рублей стоит в нашем районе регистрация на год. У него не было работы еще, не было и таких денег. Что я должна была ему ответить? Уезжай обратно в Таджикистан, Россия плохая страна, зачем ты сюда приехал?

Нет, я правозащитник. Я обязана помочь. И я помогла: я бесплатно зарегистрировала сначала самого Б., а потом и членов его семьи. Сейчас они все — граждане России».

Неустановленное лицо в неустановленном месте

В начале обвинительного заключения говорится, что «Татьяна Котляр в неустановленном месте от неустановленного лица получила информацию о необходимости постоянно или временно находящимся в Российской Федерации иностранным гражданам с целью соблюдения установленного порядка регистрации уведомлять органы миграционного учета об их месте жительства. У Котляр, осознававшей, что без данного уведомления проживание иностранных граждан на территории РФ незаконно, возник и сформировался умысел фиктивной регистрации иностранных граждан по месту жительства в принадлежащем ей по праву собственности жилом помещении».

Сама такая формулировка показывает — Татьяну Котляр привлекли за помощь людям. «Государству ущерб не нанесен, третьим лицам ущерб не нанесен. Граждане России, которым я в свое время оформила регистрацию, приходят сюда и благодарят меня. Тогда спрашивается — в чем же ущерб моей деятельности? Я вины не признаю, так как действия, которые совершаются по гуманным основаниям с целью помочь людям, не могут образовать состав преступления, если никому не нанесен вред этими действиями. Я не наживалась, никто не говорил, что я брала деньги, да и нет денег у тех, кто приходит ко мне за помощью», — пояснила правозащитница.

В своем выступлении в прениях она обратила внимание, что статьи УК 322.2 и 322.3 противоречат 27 статье Конституции: «каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства». В результате действия этих статей в России появляется огромная группа людей, которая не может получить регистрацию, потому что всем, кто поможет, это грозит уголовным делом и судом. А отсутствие регистрации приводит к жесточайшей дискриминации: на практике без этой отметки нельзя устроить детей в сад или школу, нельзя продлить или получить разрешение на временное проживание, вид на жительство, гражданство.

«Тут и речи быть не может о нелегальной миграции: все люди, которых я регистрировала, находились в стране легально. Бывают законы, противоречащие нормам права. Яркий пример — нюрнбергские законы, лишавшие прав евреев. Я считаю, что эти статьи УК ухудшают положение огромной массы людей. И я хочу довести это до сведения государства. Жалоба в Верховный суд, в Конституционный суд — я готова вести эту борьбу до конца», — заявила Татьяна Котляр.

Гражданская акция

«То, что делает Татьяна Михайловна — это гражданская акция, направленная на изменения в сфере миграции, — говорил во время своего выступления в прениях адвокат подсудимой, юрист сети «Миграция и право» ПЦ «Мемориал» Илларион Васильев. — В самой статье УК сказано, что «лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности, если оно способствовало раскрытию этого преступления и если в его действиях не содержится иного состава преступления». Как еще можно содействовать, как не сообщать заранее властям о своем намерении зарегистрировать человека?»

Он также сослался на Декларацию правозащитников ООН: «Права человека необходимо защищать, и те, кто их защищает, тоже нуждается в защите. Татьяну Михайловну мучают уже больше двух лет. Административные суды она выиграла, оба дела были прекращены, но потом возникло уголовное преследование. Это предосудительно, и этим делом уже заинтересовался комиссар Совета Европы по правам человека. Я надеюсь, что имя Котляр будет упомянуто в докладе о защите правозащитников в РФ».

Требования прокурора, несмотря на все доводы подсудимой и ее адвоката, остались неизменными: ранее несудимую Татьяну Котляр следует признать виновной, назначить ей штраф в размере 200 тысяч рублей. Прокурор также предложила на основании пункта 9 (мужчин старше 55 лет и женщин старше 50 лет) постановления об амнистии от 24 апреля 2015 года освободить подсудимую от уплаты штрафа, а на основании пункта 12 снять с Татьяны Котляр судимость. «Несмотря на то, что законодатель отнес дела по этой статье к делам небольшой тяжести, такие нарушения представляют собой повышенную общественную опасность», — отметила гособвинитель в своем выступлении. Оснований для прекращения уголовного дела в связи с примечаниями к статьям прокурор в деле не увидела.

Татьяна Котляр планирует отказаться от амнистии и обжаловать решение суда в случае, если судья Дмитрий Трифонов согласится с требованиями прокурора. Приговор будет оглашен в пятницу, 6 ноября, в 11:00.

«Это безответственная власть с подростковым сознанием, — подвела итог слушаниям Светлана Ганнушкина, председатель Комитета «Гражданское содействие». — Кто чувствует ответственность за эту страну? Суд, власть, прокурор, следствие? Нет, ответственно за происходящее в стране чувствует гражданка Котляр. А эта власть судит ее по уголовной статье. Все свидетели обвинения превращались в свидетелей защиты. И говорили Татьяне Котляр «спасибо». А чего хочет прокурор? Что ж, посмотрим, что из этого получится».

Елена Срапян,  «Гражданское содействие».

Фото: Александр Федоров.