Дело Котляр: раздел свидетелей

Обвинение вызывает в суд украинцев, которые прописывались в «резиновой квартире».

«Запрос об отводе судьи отклоняется», – заявляет судья Трифонов, рассматривающий дело о «резиновых квартирах» Татьяны Котляр. На предыдущем заседании защита была крайне удивлена увидеть в зале суда того же человека, который год назад вынес обвинительный приговор по предыдущему дела о «резиновых квартирах» Татьяны Котляр. Но судя по всему, это судьба . Правда, есть и менее фатальная версия: другого аналогичного по опыту судьи, который был бы готов вынести приговор, в Обнинске, где случается дело, просто нет.

Правозащитница Котляр прописывает у себя граждан Украины, чтобы они по Госпрограмме добровольного переселения соотечественников  смогли получить гражданство России. Без регистрации по месту жительства участвовать в программе нельзя. По мнению Котляр, это правило должно быть изменено: специальных центров для регистрации иностранцев нет, а люди, которые сдают украинцам квартиры, оформлять их у себя не хотят. Вот и идут такие люди покупать регистрации. Татьяна Котляр же прописывала у себя украинцев бесплатно. И всем об этом рассказывала: и сотрудникам полиции, и коллегам правозащитникам, и особенно охотно – журналистам. Ведь должны же власти обратить внимание на проблему.

Правозащитница с мужем

Заседание по делу Татьяны Котляр началось с полуторачасового зачитывания обвинения. Правозащитницу обвиняют в 176 эпизодах, и, несмотря на то, что все они по одной и той же статье, каждое озвучивается в отдельном порядке . Уголовное дело Котляр записано в 13 томах, причем 9 из них посвящены обвинительной части.

После того, как последний, 176-й раз, прокурор произносит «обвиняется по статье 322.2», суд переходит к опросу свидетеля. Его пригласила сторона обвинения. Молодая женщина из Донбасса  вместе с маленькой дочерью прописалась в той самой «резиновой» квартире Татьяны Котляр.

— В квартире проживали? — Интересуется прокурор.

— Нет. – Отвечает украинка.

— Вещи оставляли?

— Только на одни сутки.

Еще несколько вопросов с акцентом на «зарегистрировались не по месту проживания», и к опросу приступает Котляр.

— Зачем вам нужна была регистрация?

— Без нее не могла получить временное убежище, устроиться на работу.

— Получили временное убежище?

— Получила.

— Работаете?

— Работаю.

Татьяна Михайловна Котляр протягивает женщине свою визитку со словами: «Если еще раз понадобится помощь, обращайтесь». И обращается к судье: «Можем обсудить день заседания, на который можно назначить приход свидетелей с моей стороны? Они ничем не отличаются, точно такие же люди, которых я прописала, как и эта женщина».

«Кого вы хотите пригласить?», – интересуется судья.

Господина Н.», – отвечает Котляр.

«Господин Н. включен в список свидетелей со стороны  обвинения», – поясняет судья.

«Хорошо, тогда госпожу Н., его жену», – невозмутимо парирует правозащитница.

Татьяна Котляр прекрасно понимает, что разлада в семье не будет. На какой бы стороне ни выступали эти люди, правда все равно одна: Котляр прописала, они благодаря этому стали гражданами России и не устают говорить «спасибо». А кто пригласил в суд – «да какая разница», уверенно заявляет Татьяна .

Главное, чтобы протокол был составлен «без умысла». Ведь опрашивая вышеуказанную гражданку Украины, следователи в документе указали, что личность установлена «по паспорту». А на самом деле женщина предоставляла свидетельство о временном убежище, паспорт же при получении этого документа сдается в УФМС. Это принципиальный момент, так как Татьяна Котляр акцентирует внимание суда на том, что прописывала людей, которые нуждались в статусе в России. «Именно потому ранее мы заявляли ходатайство о запросе данных, обращались ли эти 176 человек, прописавшиеся у Котляр за временным убежищем», — поясняет сотрудник Сети «Миграция и Право» Правозащитного центра «Мемориал», адвокат правозащитницы Илларион Васильев.

Следующее заседание назначено на 16 июня 2017 года.

Окно в зале заседания