Чиновникам из ФМС безразлично, что 22-летнюю женщину, мать двух маленьких детей, убьют талибы

Может ли быть что-то общее между талибами и российскими чиновниками? Вы скажете: глупый вопрос. А вы посмотрите, как поступает наша миграционная служба с афганцами, которые бежали из-за преследований со стороны талибов, и поймете, что вопрос не такой уж глупый.

Вот, например, история афганки по имени Марзия (имя изменено). В 22 года она уже мать двоих детей — и дважды вдова. Марзия окончила школу (12 классов), еще будучи старшеклассницей сама стала обучать грамоте и шитью девочек и женщин. Во время предвыборной кампании раздавала листовки, агитирующее за избрание депутатом ее тети.

А в 2010 году решила поступить в вуз и сдала вступительные экзамены. В общем вела себя как обычная современная девушка. Только в Афганистане такие простые вещи требуют от девушки особого мужества. В провинции, где она жила талибы пользуются огромным влиянием, а они, как известно, считают светское образование, а особенно образование женщин страшным злом. Об их отношении к участию женщин в общественной жизни и говорить нечего: не только талибы, но и большинство афганцев считают, что даже выходить на улицу без сопровождения мужчины женщине неприлично.

С теми, кто им не нравится, талибы поступают так: сначала предупреждают — иногда устно, часто посылают так называемое «ночное письмо», которое подбрасывают во двор, оставляют в мечети или другом публичном месте. Обычно такие предупреждения делают не один раз. Если человек упорно не выполняет их требования, его могут избить. Если и это не помогает, его убивают. Сколько таких убийств происходит, никто точно не знает. В одном иностранном докладе на эту тему говорится, что в 2008 году зафиксировано 271 такое убийство, но что это — лишь малая часть.

Марзия получила первое «ночное письмо» с угрозой убийства еще в школе, второе — когда раздавала предвыборные листовки. В том же году талибы прямо из дома увели ее первого мужа, работавшего охранников при перевозке грузов коалиционных сил. Его труп выбросили потом у мечети рядом с домом. Через год Марзия решила поступить в вуз, сдала вступительные экзамены — и тогда получила третье письмо. У нее был годовалый ребенок от первого мужа. На семейном совете со вторым мужем и другими родственниками было решено отправить Марзию в Россию — к брату первого мужа, который женат на русской женщине и постоянно живет в Архангельской области.

Сразу по приезде Марзия пошла в миграционную службу и попросила предоставить ей статус беженца. Ей отказали. Миграционная служба сочла, что никаким преследованиям со стороны талибов она не подвергалась, а «ночные письма», которые она получала, — это просто «традиционное психологическое воздействие», что-то вроде национального развлечения. Котласский суд, куда она пожаловалась на решение Миграционной службы, целиком согласился с последней.

Тогда Марзия попросила предоставить ей гуманитарный статус — временное убежище. Его дают тем, кто не имеет оснований для получения статуса беженца, но кого тем не менее негуманно высылать на родину. В конце позапрошлого года Марзие дали временное убежище на 1 год в связи с тем, что незадолго до этого у нее родился сын: высылать молодую мать с новорожденным прямо из роддома миграционная служба, к счастью, сочла негуманным.

За этот год в Афганистане был похищен и исчез ее второй муж, ее школьную подругу талибы облили кислотой, ее родителям из-за постоянных угроз пришлось трижды сменить место жительства. Тем не менее, когда в конце прошлого года Марзия попросила продлить ей временное убежище, ей отказали: сочли, что обстоятельства, по которым ей было предоставлено убежище, уже отпали. А то, что этому «обстоятельству» всего год — неважно. Главное, что «фактически преследованиям со стороны талибов она не подвергалась», а «ночные письма»… ну, вы уже знаете, — только «традиционное психологическое воздействие».

Мы помогли Марзие составить жалобу в ФМС России на решение об отказе ей в продлении временного убежища. Эта жалобе еще не была рассмотрена, когда ей позвонили из миграционной службы Архангельска и сказали: ждать решения Москвы мы не будем, если через три дня добровольно не уедете из России — выдворим.

Мы надеялись, что удивительное сходство с талибами в пренебрежении к человеческой жизни свойственно лишь некоторым сотрудникам архангельской МС, что столичные чиновники, работающие в ФМС России — современные культурные люди, знающие ситуацию в Афганистане , уважающие права человека, и конечно исправят грубый брак в работе провинциальных коллег. Но эти надежды не оправдались.

Недавно Марзия получила решение ФМС России по своей жалобе на отказ в продлении временного убежища. Там сказано: Препятствий для выезда заявительницы в Афганистан по медицинским показаниям не имеется. В Афганистане у нее проживают родственники. «Оснований для продления заявительнице и ее несовершеннолетним детям срока предоставления временного убежища на территории Российской Федерации по гуманным основаниям в настоящее время более не существует». В переводе с бюрократического языка на обиходный это означает: Нам наплевать, что тебя убьют талибы.