Бывшего студента признали сирийским боевиком

13 мая верховный суд России оставил без изменения приговор, вынесенный в Чечне бывшему студенту РГУ нефти и газа Хасану Эдильханову. Он получил три с половиной года заключения за участие в боевых действиях на территории Сирии. Дело рассматривалось в закрытом режиме, так как в него была включена переписка главы сирийских спецслужб с директором ФСБ, не имеющая к подсудимому непосредственного отношения.

эдильханов

Заседание проходило без участия подсудимого. Адвокат Эдильханова Роза Магомедова на суде отстаивала невиновность своего подзащитного. В подтверждение своей позиции она обратила внимание суда на то, что двадцатилетний Хасан Эдильханов добровольно вышел из незаконного вооруженного формирования, как только понял, куда попал, и на то, что в материалах дел нет ни одного факта, который бы свидетельствовал о совершении ее подзащитным преступных действий.

В основу обвинения легли противоречивые показания свидетелей. Так, свидетель обвинения Д., который в декабре 2013 года также находился в одном из военных лагерей в пригородах Алеппо, раньше утверждал, что знал боевика по прозвищу Абу Ибрагим, то есть Эдильханова. Но на судебном заседании Д. колебался — сначала он вовсе сказал, что не знал Эдильханова, потом сказал, что все-таки знал, но дальнейшие показания давать отказался. Свидетель Ч. и вовсе заявил в суде, что показания о знакомстве с Эдильхановым на предварительном следствии давал под пытками.

В ходе подготовки к слушаниям адвокат обратилась в Постоянную комиссию по прецедентным делам Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека с просьбой дать заключение по делу. Анализ дела провел член Совета заслуженный юрист РФ, профессор НИУ ВШЭ Сергей Анатольевич Пашин. Отвечая на вопрос о возможности прекращении уголовного преследования лица, добровольно прекратившего участие в незаконном вооруженном формировании (НВФ), С. А. Пашин пришел в случае Эдильханова к следующим выводам:

«Юридическое значение имеет факт прибытия в Российскую Федерацию под собственным именем, что доказывает отсутствие намерения скрываться от властей и продолжать преступную деятельность (заметать ее следы). Кассационная инстанция Верховного Суда РФ рассматривает отъезд участника незаконного вооруженного формирования в другую местность как доказательство прекращения его участия в этом формировании.
Отсутствуют правовые препятствия для прекращения уголовного преследования на основании примечания к статье 208 Уголовного кодекса Российской Федерации и части 2 ст. 28 УПК Российской Федерации бывшего участника незаконного вооруженного формирования, прибывшего в Россию из зарубежной страны и не имевшего возможности сдать оружие, включая случаи, когда он был задержан правоохранительными органами до явки его с повинной.
При решении вопроса о деятельном раскаянии данного лица все сомнения, не устраненные по установленным УПК Российской Федерации правилам, должны толковаться в пользу обвиняемого». Полный текст заключения можно прочитать здесь.

По словам самого Хасана, он оказался в сирийском лагере подготовки боевиков Муаскар в начале ноября 2013 года. Его туда привез некий мусульманин Абу Вахид, с которым Хасан познакомился накануне в мечети аэропорта Стамбула, когда прилетел в Турцию с намерением заниматься там спортом. В Сирию Хасан не собирался — именно Абу Вахид уговорил его поехать туда «помогать беженцам». В лагере молодого чеченца взял под опеку местный араб по имени Абу Зар, который занимался с Эдильхановым спортивной подготовкой и основами религии. Новобранцу даже дали новое имя — Абу Ибрагим. Очень скоро Хасан понял, что попал совсем не в лагерь беженцев. Уже в середине декабря, при первом же удобном случае, Хасан Эдильханов сбежал из лагеря обратно в Турцию.

«Я не являюсь сторонником радикального ислама, — говорил ранее в суде Хасан Эдильханов. — Я воспитывался в светской семье. Все мои родственники против ваххабизма и радикального ислама в целом. Когда я поехал в Сирию, я не знал, что лагерь, в котором меня обучали — вне закона. Как только я это понял, я решил сбежать».

Снова оказавшись в Турции, Хасан сначала уехал в Стамбул, а потом — в Анталью, где подрабатывал грузчиком и снимал комнату. Там же Хасан познакомился с чеченцем Апти, который жил на курорте вместе с семьей, и Апти объяснил Хасану, который к тому времени уже решил остаться жить в Турции, как подать документы на вид на жительство. Хасан подал документы, ему назначили срок рассмотрения заявления — до конца февраля. Пока турки рассматривали обращение, Эдильханов решил съездить в Таиланд, где его знакомые занимались тайским боксом. Он и сам участвовал в поединках, за что получал некоторую оплату, — так Хасан окупил свою поездку.

Постоянные просьбы матери и бабушки убедили Хасана не возвращаться в Турцию, и он отправился домой. По возвращении в аэропорту Шереметьево Хасан Эдильханов был задержан сотрудниками ФСБ. Это произошло в конце марта 2014 года. Хасану предъявили обвинение по ст. 208 УК РФ (участие на территории иностранного государства в НВФ в целях, противоречащих интересам России). 18 февраля 2015 года Верховный суд Чечни в закрытом процессе признал Хасана Эдильханова виновным и приговорил к трем с половиной годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. По мнению адвоката, на решение суда повлияло сотрудничество спецслужб России и Сирии, направленное на выявление как можно большего числа граждан России, воюющих в Сирии.

Сейчас Хасан находится в СИЗО №1 Грозного. «Мы планируем подавать кассационные жалобы и настаивать на том, что мой подзащитный добровольно вышел из незаконного вооруженного формирования, куда попал по неопытности и без намерения участвовать в военных действиях — рассказала Роза Магомедова. — Также мы начинаем готовить жалобу в ЕСПЧ на нарушение ст. 5 и 6 Европейской Конвенции».

Елена Срапян,  «Гражданское содействие».