Бабушкинский суд начал рассмотрение дел активистов «Оккупай-наркофиляй»

В четверг, 4 февраля, в 14:00 суд продолжит рассмотрение дела Кирилла Филатова, одного из участников национал-социалистического движения «Реструкт». Вместе с другими членами «Реструкта», суды над которыми начались в первых числах февраля, в июле 2014 года Филатов напал на гражданина Узбекистана Александра Ли. Для потерпевшего нападение закончилось тяжелой травмой позвоночника — долгое время он был прикован к постели.

Следствие по делам активистов «Оккупай-наркофиляй», одного из направлений деятельности незарегистрированного национал-социалистического движения «Реструкт», продолжалось почти два года. Всего Следственный Комитет предъявил обвинения более чем двадцати членам организации, созданной неонацистом Максимом Марцинкевичем по прозвищу Тесак.

В конце января началось рассмотрение дела, где потерпевшим выступает заявитель Комитета «Гражданское содействие», гражданин Узбекистана Александр Ли. Активисты «Оккупай-наркофиляй» напали на него в июле 2014 года в районе метро «Сокол», когда Александр, работавший поваром в кафе неподалеку, собирался ехать домой. Подростки из «Реструкта» приехали в этот район, договорившись о встрече с торговцем курительными смесями, но тот не приехал. Лидер группы, оглядевшись по сторонам, заметил азиата Ли, и направил агрессию группы против него.

Из показаний обвиняемых: «Там М. увидел мужчину, азиатской внешности — Ли, который разговаривал по телефону и дал команду поймать его, сказав, что это охранник продавца курительных смесей. Когда М. побежал за ним, то мужчина стал от него убегать. Все остальные побежали по подземному переходу. Когда он вместе с остальными выбежал из перехода, то увидел, что М. догнал и повалил Ли, а затем распылил ему в лицо слезоточивый газ. После этого М. стал наносить Ли удары ногами в область головы. Все остальные участники также подбежали и стали наносить удары ногами по различным частям тела».

Один из нападавших был вооружен телескопической дубинкой, которой нанес Александру множество ударов по спине и шее. Когда подростки разбежались, мужчина уже не мог встать: ослепленный газовым баллончиком, он лежал на газоне и стонал.

Из показаний свидетеля: «Он ничего не ответил, стонал от боли и плакал <…> Стоять мужчина не мог, так как он не чувствовал своих ног. Тогда свидетель попытался посадить мужчину на бордюр газона. Переместив мужчину на бордюр, он оставил его в положении «полусидя», так как сидеть ровно мужчина также не мог, жалуясь на отсутствие чувствительности в ногах и боль в руке. Кроме того, он жаловался на то, что ничего не видит, так как у него болели глаза».

Врачи прибывшей «скорой помощи» поставили первичный диагноз: ушиб поясничного и грудного отделов позвоночника, а также химический ожог обоих глаз. Позже лечащий врач зафиксировал закрытую травму нижнегрудного отдела позвоночника, ушиб спинного мозга и нарушение функции тазовых органов. Александр Ли обратился в Комитет «Гражданское содействие», и сотрудники Комитета оказали ему максимальную поддержку: оплатили лечение и помогли добраться до Ташкента — работать и кормить семью он больше не мог и теперь неясно, сможет ли когда-нибудь.

«Через несколько дней после нападения позвонил друг Александра на горячую линию для пострадавших от нападений на почве ненависти 8 (903) 577-55-87, — рассказала Анастасия Денисова, которая была координатором проекта помощи жертвам преступлений на почве ненависти. — Я приехала в Боткинскую больницу, где увидела неподвижно лежащего молодого мужчину. Мы начали общаться, Александр Ли очень хорошо говорит по-русски. Меня тогда потрясло одно: Александр постоянно задавался вопросом – почему на него напали? Зачем бежали с криками «чурка!», «догоняй-убивай!» на оживленной московской улице? Он всё никак не мог понять, почему это произошло, мотив пещерной национальной ненависти был ему непонятен. Мы смогли оказать Александру помощь из собранных пожертвований, заплатить за пребывание в больнице. Несколько недель спустя я заказывала такси и инвалидную коляску в аэропорт, чтобы Александр мог улететь домой для реабилитации. У нас нет сомнений в том, что именно ярко азиатская внешность Александра послужила толчком для нападения группировки, которая пришла на точку и жаждала применить свои силы».

Дело Ли могло бы остаться нерасследованным, как и другие подобные дела из практики Комитета «Гражданское содействие», в которых жертвы подвергались насилию, но нападавших следствие найти не могло годами. Но в истории «наркофиляя» был принципиальный момент: один из предполагаемых торговцев наркотиками, на которого группировка напала ранее, скончался от полученных травм в больнице.

Тогда, в июне 2014 года, участники «Оккупай-наркофиляй» позвонили под видом клиентов продавцу курительной смеси и пригласили его на встречу у метро «Свиблово». Там мужчину, который оказался кавказцем, избили, после чего передали полицейским. Менее чем через час мужчина оказался на свободе, но на улице подростки снова набросились на него и избили так, что человек оказался в больнице. Там он скончался от черепно-мозговой травмы.

Материалы этого и других дел подтверждают массовый и осознанный характер преступлений, совершенных участниками «Реструкта» в 2013 и 2014 годах. В ходе нападений подростки использовали все доступные виды оружия: ножи, металлические дубинки, кастеты, электрошокеры, баллончики со слезоточивым газом. Активисты движения Марцинкевича старались придавать своей деятельности видимость общественно-полезной: нарочитая публичность и попытки сотрудничать с полицией якобы оправдывали их жестокие избиения и убийства. При этом сами члены движения пытались скрываться, выступая в соцсетях и на видеозаписях под вымышленными именами или прозвищами.

«Оккупай-наркофиляй» — не потому неонацисты, что избивают торговцев «спайсом», а потому, что всегда ими были. Охота на торговцев не является специфически неонацистской деятельностью, и этим могли бы заниматься самые разные люди, но практически все члены «оккупаев» — приверженцы неонацистской идеологии и никогда этого факта не скрывали. К ним иногда примыкали более умеренные, но происходило это достаточно редко. Демонстративная неонацистская идейность и субкультурные особенности основателя движения и его актива были очень привлекательны для подобных радикалов, но не позволяли сближаться с ними другим людям, — пояснил Александр Верховский, директор информационно-аналитического центра «Сова».

По его словам, для неонацистов типичны жестокие нападения на иностранцев безо всякой иной причины, кроме их инакости. Но такие нападения явно отторгались обществом и все более систематически преследовались полицией.

«Тесак же — достаточно изобретательный человек, и он придумал множество альтернативных способов проявления неонацизма, — дополнил Александр Верховский. — Формально «Реструкт» старался держаться в рамках закона, но получалось это плохо, учитывая состав участников и их радикальные взгляды. Акции «Реструкта» — «педофиляй», «наркофиляй» — были направлены против реальных или предполагаемых представителей групп, вызывающих гораздо большее отторжение в обществе, чем этнические меньшинства: гомосексуальных педофилов и наркоторговцев, так что предполагалась и большая общественная поддержка. Кроме того, на видеороликах Тесака и большинства его последователей отсутствовали тяжкие формы насилия: жертв унижали, могли раз или два ударить, но не более. Так что все эти действия не вызывали у полиции стремления вмешаться, тем более заявлений от потерпевших не предполагалось. Но на практике юным неонаци сложно было удержаться в таких рамках. Поэтому если к обвинению добавится мотив расовой ненависти, это будет правильной квалификацией преступления. И это важно: во-первых, это означает более строгое наказание, что небезразлично самим героям этого и подобных нападений. Во-вторых, такая квалификация — важный сигнал обществу, что государство этим вопросом занимается».

В четверг, 4 февраля, в 14:00 в Бабушкинском районном суде по адресу ул. Лётчика Бабушкина, 39а, продолжится рассмотрение дела Кирилла Филатова. Ему предъявлены обвинения по 3 и 4 частям статьи 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью и умышленное причинение тяжкого вреда, повлекшее смерть). Судья — Мамаева Е. Ю. Далее последует суд над тремя другими участниками нападения.

Приглашаем журналистов! В процессе будут участвовать потерпевший Александр Ли и представляющий его интересы адвокат Михаил Кушпель, приглашенный Комитетом «Гражданское содействие».

Елена Срапян, «Гражданское содействие»,

Фото: Jack/Flickr.