«Настучали на нас — буду делать без наркоза!»

После автомобильной аварии на 88 км МКАД 4 сентября 2015 бригада «Скорой помощи» доставила двух пострадавших Алавиддина Абдуллоевича Муинова, 1981 года рождения, и Саида Абдусатторовича Саидова, 1979 года рождения в Городскую клиническую больницу №20.

Они были помещены в реанимационное отделение больницы. При этом в 3 корпусе больницы на первом этаже в 13-м кабинете Точиддину Чамилову предложили подписать за пострадавших, которые в это время находились в реанимации, документы о согласии оплатить их лечение в день в размере 16 900 рублей за каждого. Его убедили, что это делается всегда, и в противном случае больных не примут на лечение. Земляки собрали 34 тысячи и заплатили за лечение. Больным оказали первую помощь и наложили гипс.
На следующий день 5 сентября заведующий травматологическим отделением для продолжения лечения пострадавших потребовал по 150 000 рублей за необходимую каждому операцию. Если же деньги не будут уплачены до 7 сентября, пострадавшие с переломами ног будут выставлены из больницы.

В понедельник, 7 сентября, мы направили факс в Министерство здравоохранения на имя министра Вероники Игоревны Скворцовой факс с просьбой принять меры к тому, чтобы попавшим в ДТП людям была оказана необходимая помощь. Реакции не последовало.
Каждые полчаса мне звонил Точиддин Чамилов и рассказывал о том, что происходит в больнице. С ними разговаривали крайне грубо, на больных кричали. Один из врачей, проводя манипуляцию, сказал: «Настучали на нас — буду делать без наркоза!» К концу дня пострадавших выставили в холодный коридор.

Я по электронной почте обратилась к Михаилу Александровичу Федотову, он, находясь в Перми, просил о помощи Леонида Печатникова — заместителя мэра Москвы по социальным вопросам, заслуженного врача России. Отклика не было.

Мы ждали сутки, по телефону я слушала, в буквальном смысле, стоны людей, не получающих даже обезболивания. Обращение с ними было таким, что они стали серьезно опасаться за свою жизнь. На утро в среду оба больных сдались и стали просить отправить их домой, хотя от аэропорта Худжанд им надо добираться домой еще 500 километров.
Все, что мы могли сделать для них, это купить им билеты на самолет и дать лекарство от боли. Это мы и сделали. Земляки погрузили раненых людей в раздобытую где-то «газель» и увезли в аэропорт. Один из них не мог сидеть, не знаю, как удалось устроить их в самолете.

Они улетели. Российская авиакомпания, скорее всего, не взяла бы их на борт. Но это были таджики, и они нашли способ доставить своих братьев на родину.

Эта история не оставляет меня уже третий день. Я хочу понять, почему не были опрошены жертвы и свидетели этого ДТП? Почему с такой легкостью после короткого разговора был отпущен полицией водитель машины, сбившей наших потерпевших? Почему врачи фактически обманули Чамилова и принудили подписать отказ от государственной помощи? Каков должен быть объем срочной помощи при автомобильной аварии?

Но больше всего мне хотелось бы спросить врачей, давали ли они клятву Гиппократа, советского врача или какую-то еще клятву, которая может побудить их просто вести себя по-человечески.