Цвет насилия. Фотопроект Сергея Строителева

«Цвет насилия» — проект петербургского фотографа Сергея Строителева о нападениях на мигрантов и беженцев в России. «Меня всегда интересовали мотивы подобного насилия, поэтому я решил разыскать людей из самых разных стран, которые подверглись нападениям на почве расовой ненависти», — рассказывает фотограф. Строителев не только снял жертв преступлений, но и записал их истории. С разрешения автора «Медуза» публикует фотографии и рассказы девяти человек из проекта.

Франсис

48 лет, Конго. В России живет 4 года.

На Франсиса напали три года назад в Подольске поздно вечером около железнодорожной станции — трое молодых людей, хорошо одетых и немного разговаривающих по-английски. Сначала они подошли к нему и спросили, не хочет ли «нигер сфотографироваться». Франсис попросил его так не называть. Они начали задавать вопросы — любит ли он бананы, ест ли обезьян, потом сказали, что «для нигера он слишком хорошо одет», и попросили отдать куртку. Франсис отказался, тогда один из нападавших достал длинный нож и начал материться. Франсис снял куртку, но молодые люди не отставали — они попросили его снять кофту. Он сказал, что не будет этого делать ни при каких обстоятельствах. Тогда один из нападавших всадил ему нож в живот, двое других в это время его держали.

Франсис не помнит, что было после этого — очнулся он в больнице. Доктор сказал, что с таким ранениями обычно не выживают. Уголовное дело возбуждать не стали. Франсис рассказал, что не держит зла на нападавших, по совету священника, приютившего его,  — он их простил.

 

Сулаймон

38 лет, Таджикистан. В России живет 13 лет.

Несколько месяцев назад в Москве Сулаймон возвращался с работы вместе с племянником. Они ехали в метро — племянник сидел напротив Сулаймона и играл в игру на телефоне, когда к мальчику подошел мужчина лет 60 и начал задирать. Мужчина обозвал ребенка «чуркой», сказал, что «черным не стоит шататься по Москве» и спускаться в метро. Сулаймон подозвал племянника к себе. Мужчина быстро подошел к ним и сказал, что у них есть три минуты, после чего их не станет, и достал из кармана пистолет. Сулаймон не воспринял его слова всерьез, поскольку подобные угрозы слышал в Москве не раз, а оружие ему показалось игрушечным.

Однако мужчина приставил пистолет к голове Сулаймона и выстрелил — оказалось, что это [травматический пистолет] «Оса». Сулаймон получил пулю в глаз, голову и грудь. Несмотря на ранения, ему удалось выхватить пистолет, племянник за это время успел спрятаться. На ближайшей станции уже ждала полиция, которая сначала решила, что преступник — Сулаймон. По описанию стрелявшего удалось найти, сейчас он находится под следствием. Поначалу дело хотели замять, но брат Сулаймона настоял на расследовании. Свидетелей оказалось найти очень трудно, хотя в вагоне было много людей. Нападавший попытался преподнести все так, словно ему пришлось защищаться. Сулаймон ждет операцию по удалению глаза.

 

Фитсум

32 года, Эритрея. В России живет 6 лет.

На Фитсума напали давно, когда он еще жил в Перми. Вместе со своим другом он выходил из магазина, когда их подозвали поговорить семь-восемь человек. Обсуждать они ничего не стали, просто назвали его «обезьяной» и сразу полезли в драку. Друг смог убежать, а Фитсум упал на землю, его начали бить ногами. Ему наносили удары около пяти минут, сильно травмировали руку и лицо. Фитсум с благодарностью вспоминает пожилую женщину, которая пыталась остановить этих людей. Преступников удалось найти спустя некоторое время на том же самом месте — они и не думали скрываться. В возбуждении уголовного дела Фитсуму было отказано.

Фитсум до сих пор боится ходить по улицам. После того случая он переехал в Москву, но говорит, что в столице не лучше — тут его тоже постоянно обзывают. Он считает, что Россия очень закрытая страна, в которой не хотят видеть приезжих. Но это лишь часть проблемы — легальную работу здесь найти невозможно, везде необоснованные штрафы, и очень сложно получить документы.

 

Насер

42 года, Афганистан. В России живет более 20 лет.

Нападение произошло пять лет назад — в 2011 году, летом поздно вечером в центре Москвы. Насер шел по улице, и за ним увязалась группа молодых людей лет 16-18. Сначала они называли его «чуркой», потом сильно ударили сзади по голове. Насер упал — пришел в сознание только в больнице. Сотрясение, нижняя челюсть сломана, пришлось зашивать подбородок, множество гематом — Насера сильно избили, украли все, что у него с собой было.

После этого инцидента Насер стал осторожнее — он больше не ходит поздно по улицам, старается обходить стороной большие компании пьяных молодых людей. Он считает, что драться можно, но за себя постоять удастся только, когда равные силы — Насер уверен, что никто из нападавших не решился бы подойти к нему и разобраться один на один.

 

Джахангир

27 лет, Таджикистан. В России живет уже около 6 лет.

На Джахангира напали в середине лета в Подольске, где он работал. Молодой человек шел с братом к своему другу около 11 вечера. Неожиданно их окликнула пара немолодых, подвыпивших людей — мужчина и женщина, они попросили сигарету. Табака не оказалось, что и стало началом конфликта. Женщина начала ругаться и толкаться. Брат пытался оттащить Джахангира, но тот не уходил, спрашивал, зачем она оскорбляет их. В это время мужчина кому-то позвонил и сказал: тащи биту. Прибежали люди и этой самой битой проломили Джахангиру череп, после чего начали его избивать ногами. Молодой человек был госпитализирован, врачи считали, что он умрет, но он выжил. После нападения Джахангир на некоторое время вернулся в Таджикистан, родители упрашивали его остаться, однако там невозможно провести сложную операцию, которая ему предстоит.

Джахангир рассказывает, что сейчас жалеет, что тогда не ушел, а начал спорить. Теперь он не выходит из дома после десяти часов вечера, на улице все время оглядывается. Из Подольска переехал, потому что там стало совсем страшно. Он считает, что нападавшие должны быть наказаны по закону, но его дело не продвинулось.

 

Мбутасала

30 лет, Конго. В России живет 11 лет.

Нападение произошло около года назад в Москве. На выходе из станции метро Арбатская около шести часов вечера к Мбутасале подбежали двое молодых людей, сказали: «Что ты тут забыл, обезьяна?» После этого начали бить по голове. Мбутасала потерял сознание, пришел в себя в больнице — с разбитой головой и без вещей, потому что его ограбили.

Из-за постоянной головной боли Мбутасала каждый день пьет таблетки. Он боится ходить через скверы, старается поздно не возвращаться домой, обходит компании бритых молодых людей. Говорит, что первое время у него была паранойя. На вопрос, почему это произошло, Мбутасала отвечает — из-за необразованности населения.

 

Джумахон

28 лет, Таджикистан. В России живет около 10 лет.

На Джумахона напали в Рузском районе (Московская область), когда он работал таксистом. Он приехал на вызов, где его ждали клиенты. Увидев, что водитель не славянской внешности, они начали его обзывать, дергать за бороду, кричать, материться, затем вызвали полицию. Полицейские вышли из машины с оружием, завязалась драка. Один из них направил оружие на Джумахона, тот схватил дуло и попытался наклонить ствол вниз, в этот момент прозвучал выстрел — Джумахон получил пулю в область бедра.

Сейчас мужчина проходит сложное лечение в одной из московских больниц. Он боится за свою русскую жену и двоих детей. Не понимает, как можно теперь чувствовать себя в безопасности. Джумахон шутит, что надо бриться, потому что бороду в России носить нельзя. Однако отношение к стране у него не изменилось, он не чувствует никакой ненависти к России и уезжать отсюда не собирается, потому что у него здесь семья. Вместо расследования правоохранительные органы решили заняться документами Джумахона, и сейчас стоит вопрос о его депортации.

 

Антонио

50 лет, Ангола. В России живет 23 года.

На Антонио напали несколько лет назад в электричке Мытищи — Москва. В этот день проходил футбольный матч Спартак — ЦСКА, и в вагоне ехала группа футбольных фанатов из восьми человек. Антонио услышал, как они сказали: «Давай убьем эту обезьяну». Молодые люди подбежали к нему и начали избивать ногами, держась руками за полки для багажа. В итоге Антонио полностью разбили лицо.

В Анголе Антонио был пастором. Он решил не возбуждать против них уголовное дело, говорит, что простил этих людей. В России Антонио чувствует себя незащищенным. На улице слышит, как его называют черной собакой. В метро от него отсаживаются. Антонио говорит, что не понимает, как это вообще возможно, ведь у всех людей кровь одного цвета.

 

Одей

22 года, Сирия. В России живет 4 года.

Нападение произошло в ночь на 8 марта в кафе, где работал Одей, на станции метро Ладожская в Санкт-Петербурге. За день до этого к нему привязался странный человек, спрашивал, почему Одей не воюет в Сирии среди боевиков «Исламского государства», а отсиживается в России. После словесной перепалки мужчина ушел. На следующий день он вернулся с ножом. Одей не ожидал нападения — он получил множественные раны в области шеи, рук, спины. С места происшествия его увезла скорая в больницу, там его положили в реанимацию. Несмотря на плохие прогнозы врачей, он выкарабкался.

Уголовное дело было возбуждено спустя пять дней после нападения, однако за два месяца дело не продвинулось. Одей рассказывает, что звонки в органы заканчиваются фразой «мы вам перезвоним», но этого не происходит. Видеозаписи, на которых был виден подозреваемый, исчезли, потенциальные свидетели отказались давать показания.

 

Карта

Это карта проекта hatecrimes, которым занимается Комитет «Гражданское содействие». На карте Москвы и Московской области отмечены места, где были совершены нападения на мигрантов и беженцев. Участники проекта точно знают об этих случаях, потому что о них рассказали сами жертвы. Однако большинство пострадавших просто не заявляют о случившемся.

Сергей Строителев, Meduza,

Фото: Фото: Сергей Строителев.