Нидерланды разместили беженцев в бывших тюрьмах

Мигрантам приходится жить в голландских камерах по полгода: репортаж Мухаммеда Мухайсена — двукратного лауреата Пулитцеровской премии и главы ближневосточного бюро The Associated Press.

Фотограф Мухаммед Мухайсен на протяжении последних лет он фотографирует беженцев. «Меня всегда интересовал вопрос: что происходит после того, как они попадают в Европу? — объясняет он. — Ведь на этом их путь не заканчивается».

«Мы смирились и помолились за него, как за мертвого»

Каждый день таджикская община отправляет из России на родину несколько «грузов-200». Но точное число погибших мигрантов неизвестно — никто не ведет учет. Смерть входит в повседневность этих людей и уже никого не шокирует.

По официальным данным миграционных властей в России сейчас находятся 878 536 граждан Таджикистана. В год приезжают больше миллиона.

В школах выявляют иностранцев

Как выяснила «Газета.Ru», департамент образования Москвы обязал руководителей школ внести в личные дела учащихся сведения о наличии у детей второго гражданства. Для этого в электронной базе, где содержится информация о школьниках, была создана специальная графа. В правительстве Москвы заявили, что инициатива исходит от ФМС. Экс-замглавы миграционного ведомства считает, что таким образом проводится выявление всех лиц, которые имеют второе гражданство.

Департамент образования Москвы начал вести учет детей, имеющих второе гражданство. Об этом свидетельствует информационное письмо к руководителям столичных образовательных учреждений (имеется в распоряжении редакции ) с требованием внести в личные дела учеников сведения о гражданстве.
 «В комплексной информационной системе «Государственные услуги в сфере образования в электронном виде» (КИС ГУСОЭВ) реализована функция проставления информации о гражданстве обучающихся в образовательной организации.

Станция Идомени, конечная

Десятки тысяч беженцев, путь которым в Европу закрыт, оседают на границе Греции с Македонией. У греков сорвана посевная, у многих беженцев сорвана вся жизнь. Репортаж Екатерины Фоминой, «Новая газета» из «современного Дахау».

Лучше лечь на рельсы

На месте бывшей железнодорожной станции Идомени на границе с Македонией теперь целый город со своей кипящей жизнью. Беженцы ставят палатки по обе стороны железнодорожной колеи, на рельсах, на бывшей платформе, забираются в хозяйственные пристройки и находят там кровати, на которых раньше спали смотрители станции.

Сафар здесь больше не живет

Как России удается тормозить глобализацию?

Этой зимой на пригородной ветке Москва—Петушки окончательно обновился отряд попрошаек. Теперь его элиту составляют хорошо одетые граждане Украины, подтверждающие свой статус паспортами и другими документами, помещенными в прозрачную обложку.

Подвал для несовершеннолетних агентов

Центр адаптации и обучения детей-беженцев, лишенный помещения и признанный российскими властями «иностранным агентом», продолжает бороться за право выполнять функции, которыми пренебрегает государство.

«Я надеюсь, что никогда не вернусь домой!» Маришал, чернокожий мальчишка лет восьми, живет в России не первый год, а родом из Конго. Он просит называть себя Марком, под этим именем его знают школьные друзья, большинство из которых местные, белые.

Внезапная реформа

Как конфликт вокруг Балтийской таможни спровоцировал реорганизацию силовых ведомств? «Медиазона» рассказывает, почему запланированное больше года назад расформирование ФСКН и ФМС стало полной неожиданностью для руководства этих служб и как его переживают рядовые сотрудники ведомств.

Не ожидали
В коридорах центрального аппарата Федеральной миграционной службы на прошлой неделе к концу рабочего громко играла музыка — гимн ФМС, — ходили нетрезвые люди, а из-под кабинетных дверей, несмотря на строгий запрет на курение в офисе, поднимался сигаретный дым,  рассказывает источник «Медиазоны» в правоохранительных органах. Директор миграционной службы Константин Ромодановский «по состоянию здоровья» перестал появляться на рабочем месте с 31 марта 2016 года — после обсуждения участи ведомства на заседании Совета безопасности.

Продукты распада

По разным оценкам, в России живет до 140 тысяч лиц без гражданства (ЛБГ). Они не существуют для государства, не могут свободно передвигаться, легально работать или обращаться к врачам, интересны они только миграционной службе, которая годами держит их в заключении, не имея возможности выслать за границу. Корреспондент Радио Свобода поговорил с людьми без паспорта.

23-летний Эмиль Алимурадов родился в Баку, переехал в Петербург с мамой и бабушкой в 2003 году, после школы поступил в судостроительный лицей, из которого его, впрочем, отчислили за драку. Мать и бабушка Эмиля граждане Азербайджана, в России жили нелегально, работали «вчерную».

Школа для сирийцев в Подмосковье: инициатива правозащитников

В подмосковном Ногинске проживает около 25 сирийских семей с детьми. При этом в школу ходит только одна девочка. Правозащитники решили исправить ситуацию. Репортаж DW.

Дети из семей сирийских беженцев, живущих сейчас в Подмосковье, до недавнего времени были лишены возможности ходить в школу. Один из них 12-летний Самир Решо. «Дома сидел, телевизор смотрел, в телефон играл, уже глаза болели в телефон играть, — вспоминает мальчик. — С русскими много общаться не получилось.

Что в Дамаск, что в Москву

Норвегия отказалась от высылки беженцев в Россию. Почему это опасно?

Беженцев с Ближнего Востока норвежские власти больше не будут депортировать в Россию. Больше того, по решению директората по делам мигрантов Норвегии будут заново рассмотрены документы лиц, которым было отказано в убежище.

Игра в прятки с трагедией

Лидия ГРАФОВА в своей новой книге объяснила, почему власти стали отвечать на свободу слова… свободой слуха.

Сборно-щелевым домом окрестили свои сборно-щитовые дома в одном поселке люди, именующиеся на бюрократическом языке «вынужденно покинувшими места их постоянного проживания». Беженцами, попросту говоря.

Уйдем на север

Предоставляя Башару Асаду военную помощь, российские власти отказываются помогать сирийским беженцам. «Такие дела», репортаж Светланы Рейтер.

За чертой оседлости
Сирийская семья М. попала в Россию против своей воли: решив бежать из Алеппо к знакомым в Финляндию, сирийцы нашли в Интернете посредника, который предложил выгодную сделку — 20 тысяч евро, деньги вперед, семья с детьми распихивается между тюков и коробок в фуре, следующей по маршруту Загреб-Хельсинки.