Что общего у правозащитницы из России и первой леди ФРГ?

Среди пришедших послушать Светлану Ганнушкину, выступавшую в немецком отделении Amnesty International, оказалась и гражданская жена президента Германии Гаука. Репортаж DW.

«Перед вами четырежды иностранный агент», — так вечером в понедельник, 28 ноября, начала свое выступление в помещении немецкого отделения Amnesty International российская правозащитница Светлана Ганнушкина. Она приехала в Берлин из Стокгольма, где ей вручили премию Livelihood Foundation, которую называют еще и альтернативной Нобелевской.

Ганнушкина не первый раз была в гостях у AI, но впервые — по инициативе Германо-российского форума — немецкой неправительственной организации, на базе которой работает «Петербургский диалог». Примечательна такая премьера потому, что, в отличие от AI, форум не часто приглашает выступить в Берлине российских правозащитников или представителей, что называется, несистемной оппозиции. Его мероприятия, скорее, напоминают светские рауты с приглашенными именитыми гостями из России и Германии, с соответствующей изысканной публикой и не менее изысканным фуршетом. Что это, смена политики Германо-российского форума?

Премьера в AI

Исполнительный директор Германо-российского форума Мартин Хоффман (Martin Hoffmann) с корреспондентом DW не согласился. «Это такая молва о нас почему-то идет, — возразил он. — Но ведь мы и Ходорковского приглашали выступить у нас, и нашу премию имени Йозефа Гааза мы недавно присудили основательнице и директору Московской школы гражданского просвещения Елене Немировской». Но вот совместных с Amnesty International мероприятий, признал Хоффман, еще действительно ни разу не было.

Впрочем, и это было, скорее, исключением. Как рассказал корреспонденту DW эксперт AI по России Петер Франк (Peter Franck), Германо-российский форум искал для выступления Ганнушкиной помещение, все более или менее подходящие были уже арендованы, и так она оказалась гостем немецких правозащитников.

Соответствующей была и публика в небольшом зале. Гостей, пришедших по линии форума, можно было вычислить по наличию галстуков. Кроме самого Хоффмана при галстуках были еще два-три человека. Остальные — в джинсах и футболках.

Что же касается будущего сотрудничества с Германо-российским форумом, то Петер Франк по-прежнему настроен скептически. Скорее уж, добавил он, с «Петербургским диалогом», членом которого представитель AI вообще смог стать только после реформ, проведенных новым его сопредседателем с немецкой стороны Рональдом Пофаллой (Ronald Pofalla).

Штрихи к портрету президента

Про закон об иностранных агентах, о котором рассказывала Светлана Ганнушкина, в AI уже наслышаны. И о беженцах в России, которым старается помогать ее организация «Гражданское содействие», — тоже. Тем не менее некоторые из приведенных цифр произвели гнетущее впечатление на немецкую аудиторию, знакомую с проблемой беженцев в Германии.

«У нас на всю Россию на конец 2015 года статус беженца по международной конвенции имели 770 человек, — сообщила Ганнушкина. — Когда меня переводят на немецкий, то часто автоматически добавляют слово «тысяч», потому что переводчику и в голову не приходит, что беженцев в России может быть всего 770, включая двух сирийцев, имеющих статус беженца, 300 украинцев, 300 афганцев и около 60 грузин».

Набросала Светлана Ганнушкина и несколько штрихов к портрету российского президента, чем немало повеселила аудиторию. «Страной руководят люди с подростковым сознанием, — говорит она. — Владимир Владимирович — человек с комплексами, человек, не наигравшийся в детстве, он то с аквалангом спускается на дно моря и находит амфору, то учит журавлей, которым пора было улетать в южные края, а они не летели. Вот ваш президент Йоахим Гаук (Joachim Gauck) в состоянии с журавлями летать»? Сидевшая в зале первая леди Германии Даниэла Шадт (Daniela Schadt), к которой обратилась с таким вопросом Ганнушкина, отрицательно покачала головой.

Отвечая на вопрос о действующей системе правил в России, она сказала, что «правила эти хорошо описаны в детективных романах, это правила, по которым живут криминальные структуры». Состояние же российского общества Ганнушкина описывает как «агрессивную апатию».

С одной стороны, пояснила она, есть огромный потенциал агрессии — к соседям, мигрантам, чиновникам, к продавцам у покупателей, а у покупателей к продавцам. Но с другой стороны, продолжала Ганнушкина, люди, как и в советские времена, считают, что от них ничего не зависит, что у них отсутствует чувство ответственности за собственную страну.

Ганнушкина говорила об этом, отвечая на вопрос о санкциях. Она не согласилась с утверждением, что от них, дескать, страдают невинные люди. «Невинные люди — это дети, а любой взрослый гражданин виновен, потому что он несет ответственность за происходящее в стране», — заявила Ганнушкина, считающая, что санкции могут помочь пробудить в россиянах это чувство ответственности.

Именно на эти слова российской правозащитницы в первую очередь обратила внимание Даниэла Шадт, когда корреспондент DW попросил ее прокомментировать услышанное. «Ни одно государство не может процветать и поступательно развиваться, если, как об этом говорила госпожа Ганнушкина, его граждане не чувствуют собственной ответственности за него», — сказала гражданская жена действующего президента ФРГ, состоящая рядовым членом немецкого отделения Amnesty International.

На встречу с Ганнушкиной она, кстати, приехала одна, без охраны и сопровождающих лиц. А после окончания встречи, перекусив бутербродом (на выбор были с ветчиной, рыбой и сыром), первая леди Германии долга стояла на улице, пытаясь поймать такси.

DW,

Фото: DW.