Билет в один конец: как мигрантов выдворяют из России

За 3 года число выдворений из РФ выросло в несколько раз. Суды не справляются с потоком дел и штампуют мигрантам практически одинаковые постановления. Репортаж DW из зала суда.

В Щербинском районном суде Москвы идет рассмотрение дела о выдворении из России гражданина Узбекистана Хасана Гафурова. «Вы не знали, что вы должны покинуть территорию?», – спрашивает судья. «Не знал. После этого суда я получил патент…», – отвечает Гафуров, мужчина средних лет. «Но постановление вы подписывали?», — вновь задает вопрос судья. «Не помню…», – говорит возмущенно Гафуров.

Его судят уже второй раз: в первый раз молодой человек, по информации ФМС, получил постановление о том, что должен уехать из страны за свой счет. Причина – проживание без регистрации. Но Гафуров утверждает, что о своем выдворении ничего не знал. «Участковый сказал: живите дальше, только сходите в ФМС штраф заплатить. Мы пришли, а нас опять в суд», – рассказывает он.

Личное дело – роскошь

Суд счел, что «вина Гафурова – совершение административного правонарушения по части третьей статьи 20.25 Кодекса об административных правонарушениях – полностью доказана». Хасан Гафуров отправляется в центр содержания иностранных граждан(СУВСИГ), условия в котором напоминают тюремные. Оттуда – на родину.

Рассмотрение дела Гафурова заняло не более 15 минут. Сразу после него заходит следующий, с очень похожим делом. Потом еще один. Но рассмотрение дел по отдельности – роскошь. Если прийти в суд не как журналист, а как простой слушатель, можно увидеть, как в зал заседаний мигрантов из Центральной Азии заводят целыми группами. Причиной задержания могут стать просроченные документы, отсутствие разрешения на работу или проживание не по адресу регистрации.
За день таких дел в одном суде может быть рассмотрено несколько десятков, некоторые судьи выдворяют до 100 человек в день, рассказал DW аналитик Комитета помощи беженцам «Гражданское содействие» Константин Троицкий, который весь 2015 год наблюдал за судами по выдворению мигрантов.

Они попадают в поле зрения полиции во время проверок на стройках, в так называемых «резиновых квартирах» и просто на улицах. По словам Троицкого, человека неславянской внешности могут задержать уже по причине того, что у него нет при себе миграционной карты. А дальше он прямо из отделения полиции отправляется в суд, где сталкивается с массой нарушений: «Часто это были коллективные заседания, и мы видели, как пропадали целые процедуры. Например, судья не оглашал, чье дело рассматривается, не оглашал права, не оглашал протокол об административном правонарушении, не было оглашения конечного решения судьи».

Но самая большая проблема – это коллективные заседания, подчеркивает Троицкий. Иногда дела даже рассматриваются в отсутствие фигурантов: «Заседания как такового нет. Иностранного гражданина завели к секретарю судьи, вывели через минуту. На наш вопрос, а что же это такое происходило, был дан ответ, что судья рассмотрел дело в совещательной комнате. Без выхода в зал судебных заседаний». Именно этим, возможно, объясняется то, что некоторые мигранты не знают о том, что их выдворили, предполагает Троицкий.

Рост в 4 раза

По подсчетам «Гражданского содействия», в России районные суды вынесли 177 821 решений о выдворении за 2015 год. Это примерно в 4 раза больше, чем в 2012 году, когда в РФ еще не началась активная кампания по борьбе с так называемой «нелегальной миграцией», объясняет Константин Троицкий. «В 2013 году в РФ ужесточилось миграционное законодательство, сократились сроки пребывания иностранцев на территории РФ», – напоминает эксперт. Так, 1 января 2013 года начало действовать требование обязательной дактилоскопии для иностранных граждан, которые прибывают в безвизовом режиме. Тогда же расширились основания для выдворения и последующего запрета на въезд в РФ.

В зале суда

При этом выдворение относится к сфере не уголовных, а административных наказаний, объясняет правозащитник. Именно по этой причине суды принимают решения так быстро и легко: ведь административные разбирательства не требуют обязательного участия в процессе адвоката и прокурора. Поэтому судьи редко сомневаются: «Головинский районный суд Москвы примечателен тем, что за первые шесть месяцев 2015 года в нем было зафиксировано 100 процентов решений о назначении административного наказания по статьям 18.8 ч.3 и 18.10 ч.2 КоАП РФ, – говорится в докладе «Гражданского содействия». – То есть ни в одном из более чем 1 700 дел по этим статьям судьи ни разу не нашли основания для возврата или прекращения дела. В итоге все привлекаемые были признаны заслуживающими административного наказания».

Исключения

Исключения составляют мигранты, у которых в РФ есть близкие родственники, а также беженцы, которым на родине грозит опасность. В этих случаях иностранные граждане, оказавшись в суде, иногда могут рассчитывать на его гуманное отношение. По крайней мере правозащитникам из «Гражданского содействия» удавалось защищать их в судах. «Например, у нас было двое подопечных из Узбекистана, которым судья всего лишь выписала штраф на 5000 рублей, – рассказывает правозащитница Елена Буртина. – Сославшись на конвенцию ООН, которая запрещает выдворять лиц, ищущих убежища. Это было мудрое решение».

Такое же наказание получил 20-летний Шукру, которого DW встретила в Нагатинском районном суде в очереди на выдворение. «У меня отец – гражданин РФ, давно живет в России, – рассказал молодой человек. – И у младших братьев моих есть гражданство. А у меня нет, потому что, когда мы приехали, мне уже было 18 лет». В Саратове, где обосновалась семья, у Шукру не было проблем. А как только он приехал в Москву, его тут же задержали. Но судья Нагатинского района его выдворять не стала, а только назначила штраф.

На заседаниях, которые наблюдала DW, многие мигранты просили «дать время»: на то, чтобы купить билет, забрать зарплату, оформить документы в посольстве. Как правило, если иностранного гражданина задерживают в первый раз, время у него есть – административное выдворение предполагает, что иностранный гражданин должен покинуть страну самостоятельно.

Но тем не менее, это очень серьезное наказание, указывает Константин Троицкий: «Зачастую он мог проживать здесь длительное время, он мог здесь уже интегрироваться, он мог уже завести семью – формальную или неформальную. И если он, предположим, забыл документ дома и его все равно выдворяют – естественно, это непропорциональное наказание, учитывая, что выдворение автоматически влечет за собой запрет на въезд в страну на 5 или 10 лет».

Юлия Вишневецкая, DW,

Фото и видео: Юлия Вишневецкая.