Как они будут оправдываться?

В Петербурге случилось ужасное. Маленький Умарали Назаров был разлучен с родителями, задержанными дома при облаве на мигрантов, и умер в больнице.

Разлучать его с родителями не имели никакого права. Если кого-либо помещают в закрытое учреждение, то обязаны помещать родителей вместе с детьми. Если у вас для родителей нет специального места, то и в этом случае нет оснований отбирать ребенка у родителей. По правилам, даже если родители уже приговорены к депортации, они должны помещаться в специальное учреждение временного содержания иностранных граждан (так называемый СУВСИГ) вместе с детьми. Достаточно открыть постановление правительства о СУВСИГах, где четко сказано, что семья должна содержаться вместе с ребенком. А если вы родителей не сажаете под стражу, то тем более не можете разлучать его с матерью.

Мне известны подобные случаи, когда забирали детей, например на улице. Видимо, выполнялся какой-то план по «заботе о детях». Девочка четырнадцати лет пошла в булочную, и «Гражданскому содействию» пришлось ее вытаскивать. Она была гражданка России, чеченская девочка, но мать была без регистрации, и ей не отдавали ребенка. Был случай, когда мать была в больнице и бабушка хотела взять ребенка, а ей долго не отдавали, собираясь отправить в закрытое учреждение.

Могут быть случаи, когда это правильно. Например, отец избивал детей — мы сами тогда обратились в органы опеки, и детей отправили к матери. Отец просил здесь убежища (причем политического), а с детьми обращался очень жестоко, и они от него убежали. То есть бывают случаи, когда это правильно, но в данном случае, конечно, никаких оснований забирать ребенка у родителей не было. Совершенно непонятно, для чего это было сделано.

Конечно, сейчас они будут говорить, что с ребенком не так обращались, или будут придумывать, что нашли его на улице. Могу только себе представить, как они будут оправдываться: никакого другого основания быть не может, и родителям попытаются инкриминировать плохое обращение с ребенком.

Обычно к таким ситуациям приводит то, что в советское время называлось кампанейщиной. То у нас ловят террористов — и тогда террористом может стать любой человек с Кавказа. То ловят наркоманов — и тогда приходят на дискотеку и совсем невинных детей провоцируют. Подходит наркоман: «Меня ломает, мне уже не продают, купи мне одну дозу». Подросток покупает ему дозу и становится наркодилером. И так на одной и той же дискотеке один и тот же наркоман тридцать четырех человек превратил в наркодилеров только за то, чтобы его самого не трогали. А в углу сидит человек и торгует, и никто как будто этого не замечает. То у нас борьба с педофилией, когда отца собственных детей пытаются сделать педофилом.

…Еще можно было бы понять, если бы Назаровых задержали и приговорили к содержанию в закрытом месте. Но родители-то Умарали остались на свободе, хотя и приговорены к выдворению по статье 18.8 КоАП. Кстати, это жуткая статья. По ней могут выдворить любого, разлучив с семьей, с женой, — это никого не волнует. После чего человек три года не может вернуться в Россию, и его еще забывают «вынуть» из базы. Мне постоянно пишут: прошло уже три года, а я к жене и детям въехать все равно не могу.

Источник: «Грани.ру»

В Петербурге случилось ужасное. Маленький Умарали Назаров был разлучен с родителями, задержанными дома при облаве на мигрантов, и умер в больнице.

Разлучать его с родителями не имели никакого права. Если кого-либо помещают в закрытое учреждение, то обязаны помещать родителей вместе с детьми. Если у вас для родителей нет специального места, то и в этом случае нет оснований отбирать ребенка у родителей. По правилам, даже если родители уже приговорены к депортации, они должны помещаться в специальное учреждение временного содержания иностранных граждан (так называемый СУВСИГ) вместе с детьми. Достаточно открыть постановление правительства о СУВСИГах, где четко сказано, что семья должна содержаться вместе с ребенком. А если вы родителей не сажаете под стражу, то тем более не можете разлучать его с матерью.

Мне известны подобные случаи, когда забирали детей, например на улице. Видимо, выполнялся какой-то план по «заботе о детях». Девочка четырнадцати лет пошла в булочную, и «Гражданскому содействию» пришлось ее вытаскивать. Она была гражданка России, чеченская девочка, но мать была без регистрации, и ей не отдавали ребенка. Был случай, когда мать была в больнице и бабушка хотела взять ребенка, а ей долго не отдавали, собираясь отправить в закрытое учреждение.

Могут быть случаи, когда это правильно. Например, отец избивал детей — мы сами тогда обратились в органы опеки, и детей отправили к матери. Отец просил здесь убежища (причем политического), а с детьми обращался очень жестоко, и они от него убежали. То есть бывают случаи, когда это правильно, но в данном случае, конечно, никаких оснований забирать ребенка у родителей не было. Совершенно непонятно, для чего это было сделано.

Конечно, сейчас они будут говорить, что с ребенком не так обращались, или будут придумывать, что нашли его на улице. Могу только себе представить, как они будут оправдываться: никакого другого основания быть не может, и родителям попытаются инкриминировать плохое обращение с ребенком.

Обычно к таким ситуациям приводит то, что в советское время называлось кампанейщиной. То у нас ловят террористов — и тогда террористом может стать любой человек с Кавказа. То ловят наркоманов — и тогда приходят на дискотеку и совсем невинных детей провоцируют. Подходит наркоман: «Меня ломает, мне уже не продают, купи мне одну дозу». Подросток покупает ему дозу и становится наркодилером. И так на одной и той же дискотеке один и тот же наркоман тридцать четырех человек превратил в наркодилеров только за то, чтобы его самого не трогали. А в углу сидит человек и торгует, и никто как будто этого не замечает. То у нас борьба с педофилией, когда отца собственных детей пытаются сделать педофилом.

…Еще можно было бы понять, если бы Назаровых задержали и приговорили к содержанию в закрытом месте. Но родители-то Умарали остались на свободе, хотя и приговорены к выдворению по статье 18.8 КоАП. Кстати, это жуткая статья. По ней могут выдворить любого, разлучив с семьей, с женой, — это никого не волнует. После чего человек три года не может вернуться в Россию, и его еще забывают «вынуть» из базы. Мне постоянно пишут: прошло уже три года, а я к жене и детям въехать все равно не могу.

Источник: «Грани.ру»