Еще раз о праве на жизнь

Больше года назад, в прошлом январе, на офис редакции журнала карикатур Charlie Hebdo в Париже напали террористы. Были убиты двенадцать человек, включая двух полицейских. Нападение вызвало волну протестов, но реакция российского общества была неоднозначна. Тогда Светлана Ганнушкина написала небольшую колонку, которую мы публикуем сейчас, в дополнение к дискуссии о роли ислама

charlie

Коран, 5:32

По этой причине Мы предписали сынам Исраила (Израиля): кто убьет человека не за убийство или распространение нечестия на земле, тот словно убил всех людей, а кто сохранит жизнь человеку, тот словно сохранит жизнь всем людям. Наши посланники уже явились к ним с ясными знамениями, но многие из них после этого излишествуют на земле.

Вот уже несколько дней весь мир следит за событиями, происходящими во Франции. Жестокое убийство двенадцати журналистов и полицейских, два других террористических акта, унесшие жизни еще пяти человек. Профессионально проведенная операция – мастер-класс для полицейских подразделений, предназначенных для такой работы. Трое террористов не были задержаны, потому что добровольно предпочли погибнуть. Четверо заложников были убиты до штурма, хотя, кажется, это еще предстоит подтвердить. Прошел без эксцессов полуторамиллионный марш «Je suis Charlie». Будь я в Париже, тоже шагала бы среди его участников.

И все эти дни, по крайней мере в российских СМИ, идет непрерывная дискуссия о свободе слова и ее допустимых ограничениях. Возможно, это и важная тема для обсуждения. Однако, как мне представляется, сейчас она не так уж актуальна.

Гораздо более важным мне представляется дискуссия о праве на жизнь. Что бы ни рисовали, что бы ни писали одни люди, как бы ни чувствовали себя оскорбленными этим другие, нет такого права и нет такой религии, которые позволяли этим оскорбленным отнимать жизнь у своих обидчиков.

Современное право требует, чтобы от убийства за самые тяжкие преступления отказались и государства. Число государств, отменивших смертную казнь, с каждым годом увеличивается. Сейчас эта тенденция оказалась под угрозой. Виной тому называется агрессивный ислам, превращенный из религии в протестную идеологию.

Разумеется, я не могу позволить себе трактовать основы Ислама, поэтому я сошлюсь на авторитетный источник. Вот, что пишет в статье «Регулирование права на жизнь в Коране как первоисточнике мусульманского права» заведующий кафедрой конституционного права юридического факультета Таджикского национального университета Азис Мусоевич Диноршоев:

«Изучение норм Корана показывает, что жизнь в Исламе выступает в качестве высшей ценности. Будучи дарованной Аллахом, она не может быть отобрана кем-то иным, кроме Всевышнего. Перед этим благом все люди равны вне зависимости от социального статуса, расовой принадлежности или каких-либо привилегий. Никому не дано права покушаться на жизнь другого человека».

Далее автор приводит текст Корана: «Кто убьет душу не за душу и не за преступление, тот подобен убийце всего человечества».

А вот кто оживит одну душу [спасет другого от смерти, предотвратит убийство; духовно или физически исцелит, вылечит], тот подобен оживившему все человечество!» (Сура «Трапеза», 5:32).

Нет оправдания убийцам человечества.

Сегодня «Московский комсомолец» в статье о марше рассказал, что в 2006 году один из погибших художников, Жан Кабю, изобразил пророка Мухаммеда плачущим и сетующим на то, что его последователи не восприняли его учения. Автор считает такой рисунок грубым и оскорбительным.

Мне же кажется, что он мог бы, как нельзя лучше, иллюстрировать нашу сегодняшнюю ситуацию. Рядом с Мухаммедом я поместила бы еще и Иисуса Христа, и Будду, и авторов «Декларации прав человека и основных свобод», и, может быть, Андрея Дмитриевича Сахарова… А если рисунок будет выглядеть смешным, то и прекрасно. Потому что смех сближает людей между собой и, не побоюсь предположить, сближает с Богом. Смех делает людей добрее, мягче и умнее.

Нет такой религии, которая одобряла бы убийство. Не имеет права на существование идеология, которая порождает убийц. И нет таких моральных критериев, которые могли бы защитить от носителей преступной идеологии. Поэтому я и полагаю, что дискуссия о моральных ограничениях в искусстве важна, но не в связи с произошедшими в Париже убийствами жестокими и подлыми.

Но почему же мы, люди, не можем усвоить одну – только одну — заповедь: «НЕ УБИЙ»?

Фото: Garry Knight/Flickr.